Англичане на новогодней ёлке. Евгений Гришковец » E-news.su
ЧАТ

Англичане на новогодней ёлке. Евгений Гришковец

07:16 / 13.01.2019
3 782
5
Англичане на новогодней ёлке.

Здравствуйте!

Ну всё! Отгремели, отшумели праздники… С наступлением темноты и ближе к полуночи ещё какие-то наиболее стойкие и неистовые пускают в небо недостреляные петарды и ракеты. Но, в целом, праздники закончились.

Как же это хорошо! Те, кто уехал из зимы в лето ещё греются, те, кто считает себя лыжниками, ещё катаются. Однако, спокойствие уже приходит. Ощущение реальности и повседневности возвращается…

А я хочу рассказать про тех гостей, которые приезжали к нам на праздники и позавчера уехали, улетели восвояси… К нам в гости приезжали англичане (именно англичане, проживающие в Англии, и настаивающие на том, что они не Британцы). Семейная пара, пожилые люди, впервые побывавшие в России и у нас в гостях. Пробыли они у нас неделю. Нам вместе было чертовски интересно. У них была масса впечатлений и открытий, а у нас был интерес наблюдения за их впечатлениями.

Познакомились мы несколько лет назад летом в Греции, на острове Корфу. Англичан там хватает, и контактными, открытыми и дружелюбными их, в целом, назвать нельзя. Но Ричард и Джули, особенно Ричард, сразу, с первой встречи, проявили любопытство к тому, что мы русские… Настоящий интерес, а следом и моментально возникшую симпатию.

В общем и целом, британцев понять довольно сложно, даже если ты имеешь относительно неплохой английский и хоть какую-то языковую практику. Британцы говорят так, как привыкли говорить дома, не пытаются делать никаких скидок не англоязычному собеседнику, а также часто отказываются понимать непривычное для их слуха произношение.

Ричард же, как человек открытый всему неизвестному и неизведанному, много путешествовавший и любящий людей, постарался в общении быть понятным, говорил медленно и ясно. Проще говоря, мы подружились.

На Корфу их семья ездит уже много-много лет, они всё там знают, Ричард много чего нам порекомендовал, и все его рекомендации были безупречными. Ричард вообще много всего знает и много чего повидал, но вот в России не был никогда, с русскими людьми знакомства не водил, русскую литературу не читал, балетов Чайковского не видел и водки впервые выпил вместе со мной из бутылки, которую я привёз из дома. Икру он также попробовал впервые из наших рук (баночку кетовой привезли с собой на Корфу на всякий случай)…

Короче говоря, Ричард и Джули проявили большой интерес к России в нашем лице, и мы их пригласили приехать. Пригласили ещё два года назад и непременно на Новый год. Но для англичан так непонятно было всё, что связано с получением виз, и особенно российской визы! Они представить себе не могли, что получение оных может занять почти месяц. В общем, они протоптали, потеряли время и приехать в прошлом году к нам не смогли.

Ричард рьяный футбольный болельщик. Болеет за Тоттенхэм. Разумеется, он весь прошедший Чемпионат мира не пропускал ни одного матча. В Москву поехать не решился. Во-первых, британский Премьер-министр отговаривала, а во-вторых, у них распускались слухи о том, что всё будет очень дорого, опасно, и нецивилизованно. Однако, те впечатления, которые привезли домой немногочисленные английские болельщики, решившиеся поехать в Россию на Чемпионат, репортажи о Чемпионате, и просто то, как выглядели наши стадионы, так сильно впечатлило Ричарда, что он воспылал желанием непременно приехать в Россию, то есть, к нам в гости.

Мы загодя отправили им приглашение, подключили компетентных людей из турфирмы, в итоге, визы были получены в срок, билеты куплены, и они-таки прибыли в Калининград к нам в гости 30-го декабря…

Целый месяц до приезда Ричард писал, что считает дни до путешествия. А за неделю до приезда он стал писать, что ему не верится в реальность задуманного. Летели наши английское друзья из Бирмингема в польский город Гданьск, а потом ехали в Калининград на машине.

Да, забыл сказать, что они из небольшого, как они говорят, типично и сугубо английского городка, недалеко от Бирмингема на границе с Уэльсом, и живут они даже не в городке, а в деревне. Прилетели в Гданьск они вечером, ехали от аэропорта до нашего дома около трёх часов, час заняла польско-русская граница. По дороге ни черта не видели. Было темно и шёл дождь. В Польше вдоль дороги была тьма, и на нашей территории – тоже. Зато, въехав в город, они увидели огни, огни и огни.

В этом году впервые за всё то время, которое я живу в Калининграде, то есть, за двадцать лет, город, наконец-то, украсили новогодними-рождественскими огнями, украсили нарядно, со вкусом, почти богато. Как только Ричард и Джули приехали к нам домой и разместились, я тут же взял их и повёз в ресторан, так как не знал и не мог предположить их реакции на нашу домашнюю еду. Дальше нужно было видеть наших англичан.

Чтобы наверняка не облажаться, я отвёз их в ресторан Торо-гриль, рассчитывая на то, что привычный англичанам стейк, он и в Калининграде стейк. Пока мы ехали, в такси по радио играл Депеш Мод, а потом заиграл Дюран Дюран. Ричарду и Джули по шестьдесят пять лет. То есть, они слышали в российском такси музыку самых лучших своих лет жизни и ту музыку, которую в английском кэбе услышать теперь можно едва ли. Удивились они очень! К тому же, было видно, что таксист слушает ту музыку, которую любит.

В ресторане и хостес, и официантка бегло говорили по-английски. Стейк и бургер, которые они заказали, по их оценке, были такими, за какими нужно ехать из их городка дальше, чем в Бирмингем, так как в Бирмингеме таких не сыскать. После ресторана мы поехали немножко выпить, чтобы так сказать, снять усталость после дальней дороги и уснуть хорошо и крепко. Я на этом настаивал. Мне пришлось им объяснять, что в России именно тридцать первое декабря и ночь на первое января — самое празднество, и что в Новогоднюю ночь рано спать лечь им не удастся.

Выпить мы поехали в… В паб «Лондон», конечно! У меня были варианты поехать в бар «Британика», в паб «Дредноут» или в «Инглиш паб», но я подумал, что «Лондон» будет наверняка. Наши Ричард и Джули залипли на входе, долго фотографировали вывеску, Юнион Джек на дверях паба и после этого посылали фото по номерам своих многочисленных соплеменников.

За джин-тоником и виски Ричард сказал мне, что все его друзья, родственники, коллеги и даже дочь, услышав его ответ на их вопрос, «Куда вы едете на Рождественские каникулы?»: «В Россию» — говорили, что они с Джули сумасшедшие, что они видимо, не читают газет и не интересуются политическими новостями. Стоя у барной стойки в пабе «Лондон» и выпивая очень приличный скотч по цене почти вдвое меньшей, чем в стране-изготовителе этого напитка, перебрасываясь шутками с барменом на родном языке, Ричард, очевидно, пытался заставить себя осознать, где он находится… Но только и мог, что периодически поматывать своей большой седой головой, зажмуривать голубые, умные глаза и бормотать: «Чёрт возьми (bloodyhell), я ничего не понимаю!»

Потом в паб подъехали мой отец и мой брат, прилетевший из Москвы на праздники… Короче, спали Ричард и Джули в первую свою ночь в России крепко, глубоко и долго. Утром, а точнее, после полудня, после пробуждения я предложил Ричарду пиво. И он впервые узнал, насколько с утра лучше пиво, чем кофе. День 31 декабря прошёл в подготовке к празднику, но на поздний обед мы выехали к нашим друзьям. Это армянская семья, наши сердечные и близкие люди…

Те, кто никогда не бывал в армянском доме и не знает армянского застолья, не сможет себе представить того изобилия, которым является армянское гостеприимство. Я же не могу представить себе чего-то другого, поскольку, сколько бы мы ни были у наших друзей в гостях, это изобилие встречало нас всегда. Несколько раз мы пытались к ним заехать неожиданно, но этих удивительных людей нельзя застать врасплох, это невозможно!

Ричард и Джули с некоторой опаской воззрились на холодец из цесарки и фазана. Они впервые видели желе с неким мясом. Но после осторожной пробы они съели всё, что им было предложено. Единственное, чего они не смогли съесть, даже из вежливого почтения, это была гречневая каша. Было видно, что вкус гречки для них также непривычен и невозможен, как для нормального русского человека вкус чёрных лакричных конфет.

После шампанского, великолепного итальянского вина, после нескольких рюмок водки и двенадцатой смены блюд Ричард аккуратно спросил меня на ухо: «Всегда ли так едят в этом доме?» Я задумался, вспомнил все свои посещения дома наших друзей и честно ответил: «Absolutely!» Я не мог ответить иначе! В этом доме нас принимали так всегда! И иного я не мог себе представить.

22 декабря прошлого года я играл в Москве предпоследний в 2018 году спектакль, по окончании которого совершенно незнакомый мне зритель, взрослый мужчина, вместо обычных в таком случае цветов, вынес и подарил мне огромную коробку с игрушечной железной дорогой. Я не успел его толком поблагодарить и не знаю его имени… Я только успел выкрикнуть зрительному залу, показывая коробку, что это первая в моей жизни игрушечная железная дорога.

Когда-то в детстве я люто мечтал о подобной, страшно завидовал всем сверстникам, у кого были маленькие рельсы, локомотивы и вагончики. А они имелись только у тех детей, чьи родители бывали за границей или могли что-то покупать за валюту… И вот у меня впервые появилась моя собственная железная дорога. Я радовался даже сильнее, чем ребёнок!

А подаренная мне железная дорога оказалась рождественской. То есть, рельсы собрались в круг диаметром полтора метра, а паровоз и два вагона оказались расписаны рождественскими рисунками. Мы собрали эту дорогу вокруг нашей семейной ёлки. Ричард и Джули в один голос заявили, что такого красивого рождественского дерева и такой железной дороги не видали никогда.


Новый год наше весёлое семейство и семейная пара англичан встретили за столом. Англичане вместе с нами выслушали речь президента в полночь по московскому времени, а через час поздравление нашего губернатора… Вместе с нами по нашей рекомендации, под брызги шампанского и бой курантов загадали они желания и, в сущности, в первый раз торжественно встретили Новый год.

А потом после звона курантов в доме зазвенели стёкла и над Калининградом загрохотала оглушительная канонада фейерверков. Отовсюду, из каждого двора, с каждой улицы взмывали в тёмное, пасмурное небо тысячи фейерверков, многие из которых залетали в низкие дождевые облака и взрывались там, никому не видимые. Но грохот стоял…

А собственно, какой стоял грохот? Самый обычный новогодний грохот, к которому мы все давно привыкли. Это грохот давно нам известный, мы все прекрасно знаем, с каким грохотом улетают деньги на ветер. Но англичане такое слышали и видели впервые. Они пробыли в России чуть больше суток, а открытий с ними случилось больше, чем за прожитое ими предыдущее десятилетие.

Если б вы знали, как приятно наблюдать за тем, как впечатляет и восхищает взрослого даже, можно сказать, пожилого англичанина, видевшего многое в жизни, объехавшего больше, чем полмира, то, что является привычным и чуть ли не надоевшим нам.

После того, как были подарены новогодние подарки, и дети отправились ко сну, мы прокатились по городу и под утро новогодняя ночь закончилась в очень шумном баре, с неподходящим для шумного бара названием «Pianobar». Там, в пятом часу утра, в плотной толпе безудержно весёлых калининградцев и приехавших на праздники в наш город людей, мы пили то, что нам наливали, и сами что-то наливали кому-то…

После чего усталые, но счастливые, возвращаясь на ночлег, Ричард и Джули, но особенно Ричард, заявили, что таких нарядных и красивых женщин в таком количестве они опять-таки не видели никогда и нигде в жизни. Я боюсь, что во время танцев в калининградском баре они вспоминали танцующую Премьер-министра Великобритании Терезу Мэй. Я так думаю. Подданные её величества ничего про это не сказали. О дальнейшем пребывании англичан у нас дома расскажу завтра.

Ваш Гришковец

В Кейптаунском порту

Здравствуйте!

Продолжу рассказ о новогодних каникулах английской семейной пары, приехавшей к нам в гости… Вчера я остановился на том, как закончилась новогодняя ночь.

Три года назад моя жена и я придумали перенести основные празднества для взрослых с новогодней ночи на вечер 1 января. Мы исходили из соображения, что вечер 31-го декабря и новогодняя ночь – это очень регламентированное празднество. Нужно всем родственникам и большому количеству друзей, приятелей, знакомых позвонить или ответить на их звонки. Нужно обязательно, как минимум за полтора часа до нового года усесться за семейный стол. Семейный стол должен удовлетворить интересы как самых младших, так и самых старших. Непременно нужно после наступления нового года уложить подарки под ёлку и потом их все раздарить… Потом надо побыть с детьми и уложить их спать (нашей младшей восемь лет)…

Большинство наших друзей – люди близкого нам возраста или старше. Их дети в большинстве своём выросли, и у друзей наших уже есть внуки. А также есть пожилые или даже совсем старенькие родители. И для всех новогодний праздник – это домашнее застолье с учётом всех, всех, всех интересов и запросов…

Освободиться от такого праздника можно не раньше трёх часов ночи. В это время никто уже сам за руль сесть не может. Необходимо такси. Такси в новогоднюю ночь нарасхват, и прочее, и прочее.

Вот мы и придумали, что всем нашим друзьям будет удобно собраться и отпраздновать по-взрослому Новый год ближе к вечеру 1 января. Все уже свободны от семейных обязательств, от детей и от родителей. Никому не надо звонить, писать смс-ки, все спокойно отсыпаются после Новогодней ночи, все чувствую себя не очень свежими… И, конечно же, все согласятся часам к шести вечера после празднества приехать в гости, потому что не нужно самим накрывать на стол… А при этом напраздноваться не удалось, новогодняя ночь не принесла ожидаемого восторга и радости… Зато есть люди, то есть мы, которые готовы их принять и устроить праздник, свободный, похмельный и взрослый.

Такая идея нам пришла, потому что мы четыре года назад построили некое сооружение для разнообразных, универсальных целей. Называем мы его – гараж, так как в нём стоит автомобиль. Но ещё в этом помещении хранится весь садовый инвентарь, велосипеды и бог его знает, что ещё. Помещение в этом сооружении получилось большим, и мы поняли, что если на некоторое время из него всё убрать, то получается отличный зал для ни на что не претендующей, но весёлой и бесшабашной вечеринки.

Для первого такого мероприятия мы арендовали звуковую аппаратуру, установили ёлку, временные столы, купили одноразовую посуду, для особо страждущих сварили целое ведро солянки и предложили тем, кто к нам пожалует, захватить с собой недоеденную в новогоднюю ночь еду и шампанское.

Первая же такая посленовогодняя вечеринка продлилась более шести часов, у всех открылось второе, третье, а потом и четвёртое дыхание, были танцы, песни, неожиданные импровизации, а самое главное – случилась невероятная лёгкость бытия. И все, кто пришёл, решили закрепить эту вечеринку, как ежегодную традицию.

На следующий год к подготовке к этому мероприятию изъявили желание присоединиться многие. Моя жена вспомнила студенческие годы, университет, фестиваль «Студенческая весна», на котором, в сущности, мы по-настоящему и познакомились. Лена очень активно когда-то участвовала в студенческой самодеятельности. Она пела. Она готовила номера и была даже удостоена звания «Мисс Университет» 1990 года. Подготовку к мероприятию под названием «Гаражная вечеринка» она полностью взяла в свои руки.

В нашем гараже появились театральные прожектора, под потолком повис вращающийся диско-шар, на стенах – оформление и разнообразные плакаты. Она подготовила несколько концертных номеров, задействовав людей, которые тоже со студенческих времён публично не пели и не плясали.

Вторая вечеринка, то есть, прошлогодняя, прошла с каким-то невероятным успехом. Я имел наглость и удовольствие пригласить в наш гараж губернатора Калининградской области (до недавнего времени самого молодого в истории России губернатора). Он с радостью принял приглашение и сказал, что очень хорошо умеет готовить солянку, готовит её только сам и попросил предоставить ему возможность главным похмельным супом угостить собравшихся, и чтобы его солянке альтернативы не было. Ему так понравилось на нашей вечеринке, что он занял место диджея, а, в итоге, ещё и пел песни из репертуара группы ACDC. Пел хорошо.

К вечеринке этого года подготовка началась ещё в ноябре. Шились костюмы, приобретались парики и накладные усы, бакенбарды, бороды. В репетициях были задействованы те, кто во время прошлой вечеринки с завистью смотрел на тех, кому посчастливилось выступать. Мало того, мы даже умудрились повесить бархатный занавес на воротах гаража…

И вот на такую вечеринку попали наши англичане.

Практически весь день первого января, пробудившись после новогодней ночи к обеденному времени, они видели большое количество незнакомых людей, которые активно к чему-то готовились. Погода стояла малоприятная. Плюс три и дождь. Но они видели, как возле гаража устанавливался огромный зонт, какие-то люди настраивали мангал, а кто-то ещё привёз дрова. Весёлые люди заезжали, завозили коробками напитки, что-то развешивалось, подсоединялись гирлянды, расставлялась звуковая аппаратура.

Ричард очень хотел помогать. А Джули очень хотела узнать, что же их ожидает. Но все были слишком заняты. Англичане ещё не знали, что им приготовлена особая роль на нашей вечеринке.

Я хотел их посвятить в суть этой роли, но был очень занят и опасался, что они могут наотрез отказаться… Короче говоря, к шести часам всё было готово, и начали съезжаться гости. Тогда я отвёл Ричарда и Джули в сторонку, сказал им, что вскоре для праздника соберётся наше маленькое и весёлое калининградское общество. Сказал, что никто из наших гостей их не знает и пока не видел… После этого я, как мог спокойно, поспросил их не волноваться, попросил их выслушать меня внимательно, и сказал, что если они не захотят, то легко могут отказаться, и что мы с женой в обиде на них не будем… Но нам было бы очень приятно, если бы они осуществили наш замысел… Сказал, что мы хотим их представить обществу наших друзей и приятелей очень особенным образом.

Я сообщил им, что вся Россия и, я уверен, вся Великобритания уже долго живёт в дошедшей до полного абсурда ситуации, произошедшей в пригороде Лондона Солсбери, что все наверняка в Англии знают русское слово «Новичок», и что наверняка они видели, как и все в России, репортажи из Солсбери с людьми в полукосмических скафандрах химзащиты. Ричард и Джули с готовностью и весело закивали, сказали, что они и все их знакомые про это прекрасно знают, и что все здравомыслящие люди относятся к этому, как к затянувшемуся дурацкому шоу.

Тогда я сообщил им, что мы специально для их появления на нашей вечеринке приобрели комбинезоны и респираторы. Так что я хочу представить их нашей публики, как отчаянно смелых людей, которые несмотря ни на что, несмотря на пропаганду, несмотря на страшных Боширова и Петрова, несмотря на истерики британского премьер-министра, всё же приехали в Россию, чтобы вместе с нами отпраздновать Новый год. Наши английские гости согласились с радостью и ни одной секунды не сомневались. Наоборот! Они с восторгом оценили юмор и иронию.


Даже не буду рассказывать вам, какое впечатление и какой фурор произвело появление наших англичан на наших же друзей. Ричарда и Джули сразу же все приняли и полюбили, как единомышленников.

На вечеринке наших гостей из-под Бирмингема ожидала масса открытий…

В этом году Лена подготовила и отрепетировала потрясающий номер. Она вспомнила «Голубые огоньки» времён нашего детства и юности, которые обязательно заканчивались сорокаминутной передачей под названием «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады». Все, кто любил музыку, старались продержаться и посмотреть её. Хотя, как правило, нас ожидало разочарование, потому что в этой передаче показывали выступления болгарского певца Бисера Кирова, чешского Карела Готта, польской певицы Марыли Родович… Верхом всего была какая-нибудь композиция в исполнении оркестра Поля Мориа. И обязательно завершал это всё феерический балет дружественной нам социалистической республики ГДР. Балет назывался «Фридрихштадт палас»… Только однажды в этой программе показали настоящую английскую группу Смоки. Частого участника этой передачи американца Дина Рида никто сильно иностранным не ощущал, так как он в те годы зачастил на разнообразные социалистические стройки и съезды СССР, все знали, что он женат на ГДРовской актрисе Ренате Блюме, которая в свою очередь сыграла жену Фридриха Энгельса. Так что Дин Рид ощущался практически первым коммунистом и основателем Марксизма-ленинизма.

Лена выбрала для своего номера песню Дина Рида «Элизабет»… Основные слова которой таковы: жю би ду, жю би да… В танце приняла участие сама Лена и три жены наших друзей, то есть Ленины подруги. Они подготовили точно такие же платья, какие использовались балеринами ГДРовского варьете 1977 года, такие же сетчатые колготки, перья и прочие красоты. Но нужен был солист. Точнее – солистка.

Для этого Лена пригласила нашего самого артистичного друга Юру. Юра – наш ровесник… К предложению быть солисткой балета «Фридрихштадт палас» Юра отнёсся с большим желанием, но сомнением. Он сказал, что он отпустил окладистую бороду, которая ему дорога, и он очень не хочет её сбривать… Он попросил время на раздумье. Через несколько дней он позвонил и твёрдо сказал, что бороду он сбривать не будет, зато готов побрить ноги. Так что, солистка в нашем гаражном балете была со стройными ногами, в очень красивом платье и с бородой. Номер прошёл потрясающе!!!

Через некоторое время после этого номера ко мне подошёл Ричард и сказал, что он после того, что увидел, не может верить их пропаганде, которая с пеной у рта утверждала перед олимпийскими играми 2014 года, что в России у геев есть проблемы. Я же ответил Ричарду, что Юра никакой не гей, что он прекрасный семьянин, любящий муж и отец, на что Ричард глубокомысленно посмотрел на меня и ничего не ответил.


Были ещё номера, были песни и танцы, была постановка под старую, знаменитую песню «Увезу тебя я в тундру» и в «Кейптаунском порту». Наши англичане беспрерывно всё фотографировали, снимали видео. Рядом с ними постоянно находился кто-то, кто им мог перевести, объяснить и прокомментировать происходящее.

На дворе в казане готовился плов, жарились на мангале шашлыки, наши друзья ели, пили, танцевали…

А в какой-то момент появился высокий молодой человек с большой кастрюлей, все тут же выстроились к нему в очередь с глубокими пластмассовыми тарелками для супа. Молодой человек наливал всем солянку… «Кто это?» — спросил меня Ричард. Я сказал, что это наш губернатор…

У нашего губернатора, Антона Андреевича, в декабре родился третий ребёнок, сын… Он заранее предупредил меня, что сможет заехать к нам на вечеринку не более, чем на полчасика, но он непременно это сделает, и чтобы никто даже и не подумал варить солянку для честнОй компании вместо него. Он сказал, что традиции — только тогда традиции, когда они соблюдаются, и что он очень хочет, чтобы его место в этой традиции никем не было бы занято.

Услышав, что это наш губернатор, Ричард сначала не понял. Тогда я объяснил ему, что это руководитель правительства Калининградской области, то есть всего нашего региона. Он спросил меня: «Это какое-то альтернативное правительство?» Я сказал, что нет, это самое настоящее правительство, губернатор выбран на выборах, и он руководит регионом. «Такой молодой?» — спросил он. Я сказал, что да и что это, в целом, тенденция сейчас в России.

«А почему он принёс суп?» — спросил Ричард. На что я сказал ему: «Понимаешь, просто наш руководитель, каждый год первого января варит суп и развозит его своим избирателям… Он благодарен нам за доверие, оказанное на выборах и понимает, когда нам более всего нужна его забота. 1 января он привозит суп…»

Говоря это я увидел, насколько расширились глаза моего драгоценного английского друга и поспешил сказать, что шучу, и что мы просто дружим, и что такова наша дружеская традиция, и что наш губернатор – весёлый и открытый человек.

Я поспешил раскрыть суть своей шутки, испугавшись, что у Ричарда в голове сгорят какие-нибудь английские предохранители, и он либо сойдёт с ума, либо станет верить всему, что бы я ни сказал. Когда я подвёл его к нашему губернатору, Ричард смотрел на него и на происходящее, и я видел, что он более всего готов к тому, что ему скажут, что всё это розыгрыш. Когда же многие наши друзья подтвердили ему реальность происходящего, он был счастлив и всё повторял своё: «Bloodyhell, я ничего не понимаю! Сумасшедшие русские!»

Вечеринка длилась долго, мы все много танцевали. Для Джули специально поставили песню в исполнении казахской группы «А-студио» «Джули». Она в свои шестьдесят пять плясала, как школьница. Ричард с изумлением наблюдал, что мы все, вся наша компания, хором подпеваем хитам Queen и шедеврам Beatles. После шестичасового безудержного веселья наши гости потихонечку стали откланиваться и уезжать. Ричард провожал их каждого, как наш друг и как один из хозяев вечеринки. Он всех обнимал, целовал, был счастлив и как-то торжественно перевозбуждён. Уже далеко за полночь мы переносили выпитые за вечер пустые бутылки. Только бутылок из-под шампанского насчитали семьдесят две. Потом мы сидели с ним и допивали остатки недопитого гостями виски, беседовали… И он как-то устало, счастливо и в то же время печально сказал: «Я запомню эту вечеринку навсегда… Я забыл сколько мне лет, но я запомню эту вечеринку. Я никогда не видел, чтобы люди могли так сами себя веселить».

Продолжение завтра.

Ваш Гришковец

Продолжение истории про англичан на новогодней ёлке. Часть третья

Здравствуйте!

Спешу завершить новогоднюю историю пребывания наших английских друзей в новогоднем Калининграде.

С 30-го декабря по 5-е января Калининградская погода продемонстрировала практически весь спектр своих возможностей. В новогоднюю ночь было 3-4 градуса тепла. То начинался, то заканчивался дождик. Первого января шёл дождь, прекратившийся к вечеру. Второго января, к утру, посыпал мелкий снег, а потом начался сильнейший ураган. Такой сильный, что калининградский аэропорт несколько раз за сутки закрывался и работал по фактической погоде. Третьего навалило снега, и наши англичане порадовались тому, что увидели настоящую русскую зиму.

Мы не стали их разочаровывать и рассказывать, что настоящая русская зима не в Калининграде, на древне-Восточно-Прусской земле, а существенно восточнее. Они всё равно не смогли бы себе представить мороз в 30 градусов, да с ветерком. Им достаточно было и минус трёх. Главное – снег. Хотя, они говорили, что в их краях снег зимой бывает, и часто. Но всё же в сознании англичан русский снег – более настоящий, чем английский.

На следующий день после во всех смыслах удавшейся вечеринки мы запланировали для наших английских гостей экскурсию по городу. Но ураган был такой силы, что в центре города упало несколько деревьев. В экскурсии смысла не было никакого. И менее всего мы хотели подвергнуть опасности подданных Её Величества. Пришлось перенести экскурсию, и полдня неторопливо чаёвничать и беседовать. К вечеру я понял, что уже устал от длящегося третьи сутки урока английского, осознал, что обращаюсь к детям по-английски, а к приезжим англичанам по-русски и страшно захотел переключиться на сугубо русское общение.

К счастью, поступило приглашение в итальянский ресторан. Мой приятель и его жена позвали поужинать. Я сказал, что буду с англичанами, а мой друг сказал, что он на ужин возьмёт свою сестру, которая владеет английским в совершенстве, и вообще переводчица. Как же я обрадовался! Потому что ураган за окнами не унимался, а английское чаепитие стало для меня уже просто настоящей трудной работой. Нет! Наши англичане оставались приятными и симпатичными. Просто в моей голове уже перемешался русский и английский, и я начал думать на этой убогой смеси.

Итальянский ресторан… Если кто-то приедет в Калининград и захочет наверняка хорошо поужинать, ступайте в ресторан LaStoria (Это просто рекомендация. Мы его посещаем семьёй. Никакого практического интереса или скидки я за эту рекомендацию не имею… Это просто дружеская рекомендация). Так вот, итальянский ресторан стал ещё одним удивлением для наших англичан. Они в один голос заявили, что таких вкусных равиолей с лососем не пробовали никогда прежде…

Выпив шампанского Ричард разразился тирадой о том, что ожидал в России увидеть много автомобилей неизвестных ему российских марок, которые ему представлялись маленькими и похожими на ГДРовский «Трабант», а увидел он совсем другие машины, такие, каких в Бирмингеме не так много, как в Калининграде. Он сказал, что у него создалось впечатление, что «Мерседесы» разных моделей и возрастов – это и есть типично русский автомобиль. Он сказал, что ожидал найти в России непривычную и непонятную еду, которую можно отведать в весьма мрачных харчевнях, в которых хозяйничают некие люди с усами и папахах (в кудрявых шапках – фактически сказал он). А тут он пришёл в роскошный, по его мнению, ресторан, довольно большой, и заполненный нарядными людьми, большим количеством детей, которые, хоть и не могли усидеть за столами, но всё же вели себя хорошо.

Было видно, что Ричарда так и распирает сказать что-то ещё, но нам удалось его и Джули переключить на сестру нашего приятеля, так что мы все смогли спокойно и с удовольствием поесть. В том числе и сестра друга, которой была приятна порция языковой практики и необычно очаровательные и остроумные англичане. За тем ужином мы выпили пять бутылок великолепного розового французского шампанского. Пригласивший нас приятель по-гусарски не мог остановиться и заказывал бутылку за бутылкой.

После того ресторана Ричард тихонечко сказал мне, что ему слегка неудобно вспоминать ужин, на который он с Джули пригласил нас летом на Корфу… Тогда они пригласили нас на ужин с шампанским и, договорившись с греком, хозяином таверны, выставили на стол привезённую с собой бутылочку «Вдовы Клико»… Вспоминая выпитое в Новый год шампанское, семьдесят две бутылки шампанского, приконченные во время вечеринки, и выпитые пять бутылок за ужином… Ричард сказал, что ему неудобно вспоминать то, как торжественно они нас угостили шампанским летом.

Я, конечно же, начал ему объяснять, что мы не каждый день пьём шампанское, что для нас шампанское – это тоже праздник и торжество, что мы не всякий уикенд можем его себе позволить… Ричард выслушал меня недоверчиво, и сказал: «Юджин, я здесь четвёртые сутки, и я уже выпил столько шампанского, сколько не пил последние пятнадцать лет! Я также не видел, чтобы люди где-нибудь пили его в таких количествах… Только в каком-то кино я видел что-то подобное, и то кино было про русских. Теперь я понимаю, что это была единственная правда в изображении русской жизни, которую я видел в нашем и американском кино»…

Он говорил и смотрел на меня так, что мне казалось, он видит у меня за спиной гусарские эскадроны, мчащиеся сани, запряжённые тройки лихих лошадей, меха, румяных красавиц, а где-то на заднем плане цыган и медведя. Мне очень хотелось ему рассказать о совсем непростой повседневной жизни, о том, что Калининград, в общем и целом, не вполне типичный российский город, что в следующий раз шампанское в таком количестве мне удастся выпить неизвестно когда, и что если бы он с Джули не приехал, то ни в какой ресторан второго января в непогожий вечер мы бы ни пошли, а сидели бы дома в полудремотном состоянии… Но я видел, что Ричард не поверил бы мне. У него уже сложился образ, с которым он не захотел бы расстаться…

Ближе к ночи ураган пошёл на убыль и почти стих. После ресторана Ричард и Джули захотели прогуляться вдоль озера, которое весьма и весьма живописно возлежит почти в центре Калининграда, и возле которого моё семейство и я проживаем.

Мы наших английских гостей разместили в маленьком гостевом домике, который более всего похож на домик Петсона из прекрасной книги для детей шведского писателя Свена Нурдквиста. Но если вы эту книгу не читали, то представьте себе домик Нуф-Нуфа. Напоминаю, Нуф-Нуф – это второй из трёх поросят, который построил домик из веток. Так вот гостевой дом у нас практически такой же, только покрашенный тёмно-красной краской, какой красят свои дома люди в Швеции…

Гостевой этот домик не подключён к отоплению и к газу. Он отапливается только печкой. Домик небольшой, а печка хорошая. За день до приезда англичан мы дом хорошенько протопили, и он нагрелся вполне. Во время их пребывания мы также подтапливали печку. Но за холодный ураганный день дом выстудило, и нужно было хорошо его протопить.

Этим я и занялся, в то время, когда Ричард и Джули пошли на прогулку. Я никогда не жил в деревне. Печки для меня – дело тёмное и незнакомое. И хоть я коренной сибиряк, но всё же сибирская моя жизнь прошла в панельных пятиэтажках и девятиэтажках с центральным отоплением. А вот жизнь моей тёщи прошла как раз наоборот – в сибирском шахтёрском городке и в жилье с исключительно печным отоплением. Я получил нужные инструкции по нагреву гостевого домика и, как мне казалось, всё сделал правильно. Я что-то сделал с поддувалом и что-то сделал с заслонкой. У меня не возникло никаких сомнений по поводу того, что я запомнил, то что мне сказали, и всё выполнил соответственно… Топил печь я пару часов. Джули и Ричард гуляли долго, потом пришли, пили чай и ждали, пока я закончу всё с печкой.

После выпитого шампанского топить печку не очень весело. Поэтому я приходил к чаепитию, и мы с Ричардом выпили чего-то ещё, кроме чая. В конце концов я положил в топку последнюю порцию дров, ещё раз припомнил, что мне говорили, а говорили мне что-то про заслонку и поддувало… Я то, что нужно – закрыл, и что необходимо – открыл, а после этого позвал наших англичан в их натопленное жилище, сказав, что им будет всю ночь тепло и удобно.

На утро мы условились ехать к морю, так как прогноз погоды благоприятствовал. Утром я, хоть и с тяжёлой головой, но явился на кухню в назначенное время с тем, чтобы не спеша позавтракать и отправиться на Балтийский берег для прогулки вдоль моря. Семейство моё было уже в сборе. Однако, отличающиеся пунктуальностью Ричард и Джули к завтраку в условленное время не явились. Не пришли они и через четверть часа, и через полчаса. Все мы сидели в ожидании и недоумении.

И вдруг прозвучал вопрос тёщи: «А ты заслонку случайно не закрыл?…» «Я сделал всё, как вы мне говорили. Заслонку закрыл, поддувало открыл», – ответил я уверенно. По глазам тёщи я понял, что сделал всё ровно наоборот… Но ещё по её глазам я понял, что Джули и Ричард могут и вовсе никогда не прийти к завтраку. Никогда!!!!!

В моей памяти тут же промелькнули сибирские истории про угоревших всей семьёй наших дальних родственников, про непроснувшихся никогда детей, про то, что угарный газ не имеет ни цвета, ни запаха, и что минимальная беда от печного угара – это страшная головная боль. Я отчётливо почувствовал, как волосы на моей голове зашевелились.

Вслед за воспоминаниями об угоревших дальних родственниках в моём сознании возникли заголовки газет: «Ещё двое подданных Британской короны загублены русскими»… или «Правительство Великобритании и Форин офис предупреждали граждан Великобритании об опасности контакта с русскими», «Правительство Великобритании требует выдачи тел своих граждан», «Кремль отвергает свою причастность к убийству британцев в Калининграде», «Парламент Великобритании требует экстрадиции Евгения Гришковца»… «Тереза Мэй созывает внеочередное заседание Совета безопасности ООН», «Новые санкции против России введены по требованию Великобритании из-за так называемого Калининградского дела»… и масса других. За столом у нас на кухне повисла гробовая тишина. Все смотрели на меня, а я сидел в полуобморочном состоянии.

«Внученька, сходи, постучи в дверь англичанам», — убийственно спокойным голосом сказала моя тёща. Но в это время нам в дверь постучали и вошли в кухню, очевидно, славно выспавшиеся, свежие и в прекрасном расположении духа Ричард и Джули. Они остановились на пороге, натолкнувшись на наши взгляды, которые я не берусь описать. Мы смотрели на них, как на только что воскресших и невероятно долгожданных людей. – «Что-то случилось?» — только и спросил Ричард.

Ещё через несколько секунд мы все разом выдохнули и сразу стали необыкновенно оживлёнными, разговорчивыми, радостными. Наперебой стали предлагать англичанам кофе, чай, тосты…

«Спроси у них, как им спалось, голова не болит?» — заговорщицки сказала тёща. Но я не успел задать этот вопрос. — «Кто-то вчера забыл открыть специальный клапан», — весело сказала Джули. – Хорошо, что мы давно живём в деревне, у нас старый дом, и наша печка имеет похожее устройство. Я открыла клапан. А то международного скандала было бы не миновать». После этих слов Джули и Ричард весело и жизнерадостно рассмеялись. Это было первое по-настоящему счастливое событие, случившееся со мной в наступившем году.

До их отъезда мы успели съездить к морю, насладиться прогулкой по великолепному пляжу в посёлке Янтарный. Там же, в Янтарном, в великолепном баре отеля «Шлос» после прогулки мы изрядно преуспели в выпивании Кровавой Мэри, которая согревала не по-детски, но также оказалась не только напитком, но и едой. Ричард на несколько раз повторил точный рецепт этого коктейля и сказал, что отныне это будет его обеденным супом.

Нам всё-таки удалось на следующий день устроить нашим друзьям экскурсию по городу. Больше всего их потряс Музей мирового океана и посещение настоящей подводной лодки. Экскурсия длилась долго. Когда они с неё вернулись, я спросил понравилось ли она им, не было ли скучно. На что Джули весьма остроумно ответила: «Нам понравилось, но только Юджин, пожалуйста, не экзаменуй нас!»

В последний вечер мы сидели допоздна совсем без выпивки. Беседовали, рассматривали географический атлас России. Ричард задавал вопросы, я показывал ему на карте наши родные края, места, где я служил, озеро Байкал, архипелаг Земля Франца Иосифа, на котором мне посчастливилось побывать в Арктике. Я говорил ему, сколько нужно лететь на самолёте и ехать на поезде до Новосибирска, Красноярска, Иркутска, Владивостока. Информация о том, что в озере Байкал сосредоточено двадцать процентов всей пресной озёрной воды мира, и то, что расстояние от Москвы до Петропавловска-Камчатского существенно больше, чем расстояние от Москвы до Нью-Йорка повергли его в изумление.

«Как же я мог всю свою жизнь игнорировать твою страну?» — сказал Ричард. – «Как я мог совершенно не интересоваться её?» – задумчиво пробормотал он. – «Скажи мне, что лучше всего прочитать для начала из русской литературы?» — «Анну Каренину», — не задумываясь, сказал я. – «А потом – всё подряд. К тому времени, когда всё это прочтёшь, возможно, на английский переведут что-нибудь из моего». — «А что, ничего из твоего не переведено на английский?» — «Нет, дружище. На все европейские языки, и даже на китайский – переведено. А вот на английский – нет». — «Bloody hell! Почему? — «Да просто у вас огромная и великая литература. Вам бы её успеть прочесть», — только и смог ответить я.

Уезжали они из Калининграда в аэропорт Гданьска в полдень. Мы позавтракали. Я налил на посошок и произнёс тост: «У немцев есть очень точное и мудрое высказывание: «Гость, как рыба, начинает вонять на третий день»… Так вот, дорогие Джули и Ричард, вы совсем не такие гости». Они очень смеялись. — «А как мы пахнем?» — просмеявшись, спросила Джули. — «Вы великолепно, аппетитно пахнете, как хорошо копчёная рыба».

Прощались мы трогательно… Ричард и Джули неоднократно говорили с надеждой о том, как и когда они снова смогут приехать. В этот момент мне вспомнилось давнее… Я вспомнил, как когда-то, ещё в девяностые, когда удавалось попасть за границу, с какой тоской я возвращался на Родину. Я обязательно бросал монетки либо в море, либо в речку, либо в какой-нибудь другой водоём. Да хоть в фонтан. Бросал, чтобы наверняка вернуться… Каждый раз, бывая за границей, я много фотографировал, старался всё запомнить, купить как можно больше сувениров и всячески зафиксировать все впечатления… Всякий раз тогда я думал о том, что, возможно, мне больше не доведётся побывать за границей. Мало ли что? И эта заграница мною ощущалась, как нечто прекрасное, чудесное, но невозможное для моего постоянного проживания. В уезжающих Ричарде и Джули, в том, как они с нами прощались, как они обнимали, целовали детей наших, в том, как они напоследок осматривались вокруг, и в том, как они долго махали нам из отъезжающей машины… Во всём этом я увидел и узнал те свои давние ощущения, ту свою надежду и желание непременно вернуться… А также свои тревожные сомнения.

Ваш Гришковец

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой


http://xa-xa.su
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  1. +4
    vikvik
    Читатель | 646 коммент | 23 публикации | 13 января 2019 09:04
    Офигенно!
    Показать
  2. +3
    bsv
    Читатель | 212 коммент | 0 публикаций | 13 января 2019 10:29
    Мне понравилось! +++
    Показать
  3. +3
    Pro100_M
    Журналисты | 2 530 коммент | 283 публикации | 13 января 2019 14:57
    Просто замечательно!!! t19
    Показать
  4. +1
    Дюсик
    Читатель | 2 663 коммент | 0 публикаций | 13 января 2019 18:32
    Скромная встреча Нового года,обычной русской семьей,губернатор в качестве официанта.... Конечно же англичане теперь точно знают как живет типичная русская семья....
    Если не Путин,то кто ? Либерастов не предлагать...
    Показать
  5. +2
    Жар-птица
    Читатель | 2 510 коммент | 3 публикации | 13 января 2019 20:13
    Хоть он и старый зануда, но один из моих любимых писателей. И хорошо, что он на нашей стороне.
    Мощное и неудержимое наступление на ... грабли.
    Показать
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.