Медаль за город Вашингтон » E-News.su | Cамые свежие и актуальные новости Новороссии, России, Украины, Мира, политика, аналитика E-News.su | Cамые свежие и актуальные новости Новороссии, России, Украины, Мира, политика, аналитика
ЧАТ

Медаль за город Вашингтон

18:51 / 01.06.2019
1 074
1
Медаль за город Вашингтон

Давайте пофантазируем!

Из блокнота Джека Ньюмэна...


«Русский появился в нашем городе летом…Ну, вы знаете – про то, как русских раздолбали войска Демократической Коалиции, как тех, кто остался, было решено рассеять – потому что, как решил Международный Трибунал по преступлениям России перед человечеством, за все время своего существования и эта страна, и этот народ продемонстрировали, что они являются «постоянной угрозой миру и свободе». Так и создали «рассеянную Россию»… Говорят, что во второй раз…Молодежь отправили в лагеря национальной переидентификации – в Африку, Австралию, на север Канады, а тех, кто постарше, распределили по разным странам. Самых опасных - их заклеймили «патриотами» и загнали на Аляску. А облученных и зараженных – кое-где пришлось шарахнуть по ним ядерными зарядами – эвтаназировали. Из соображений «гуманности».
Так что теперь на месте России – Территория ООН, у меня брат туда ездил полицейским по контракту, говорил, там прикольно, золотые жилы прямо на поверхность выходят, а алмазы пригоршнями собирай.
Люди со всего мира работают вахтовым методом – качают нефть, собирают всякие ископаемые, которые сами из земли повылазили.
Что плохо, так это могильников там много, ядерных отходов.
А чего? У них там радиация после тотальной демократической зачистки высокая, так что правильно – там отходы и хранить, я считаю. Правда, кое-где партизаны остались, но их давят. Да и куда они против частных американских армий, верно?
Ну, вот и попал к нам в город один русский. Наш город городом называть смешно, вообще-то, дыра дырой в штате Техас. Вырасту – умотаю отсюда. Тут ловить нечего. Вот в армию запишусь. Или в Сибирь уеду – на партизан охотиться. Это круче, чем компьютерные игры. Или алмазы собирать для своей будущей живой девушки. Не все же с резиновой спать. А пока я работаю в автомастерской Дональда Хопса – старика Дона, если попроще. Ну, и заходит ко мне перед ланчем Майк, мой брат. Он помощником шерифа работает, и говорит:
«А у нас в городе тоже будет русский».
«Клёво, - говорю - а что за тип?»
«Да, - говорит Майк, - не очень молодой, смурной какой-то, поселился в сарайном коттедже у Мэгги Кинзи».
Ну что ж, будет у нас в городе свой русский. Всё интересней. Какое-то изменение в нашей небогатой на события жизни.
Я русских не видал никогда. Ну, один раз, когда мы с отцом ездили во Флориду, он мне показал крутой такой дворец, и сказал, что там бывший русский генерал живет.
Война, когда началась, наши финансисты ихним генералам огромные деньги перевели – чуть ли не по сто миллионов на брата – за то, чтобы они по нам своими атомными ракетами не стреляли. Плюс еще гражданство предложили – любой страны, на выбор, даже наше американское. Теперь живут припеваючи кто где – кто во Франции, кто в Швейцарии. А некоторые у нас. Классный такой дворец, я бы не прочь в таком на пару недель с какой-нибудь девчонкой.
Да, ведь я и оказался в этом дворце с русским, но … об этом потом…
Ладно. Вот вечером после работы захожу я в бар, пропустить пару пива, как заведено. А там только об этом русском и разговор. Что да как.
Кое-кто возмущается: на черта нам в городе русский. Теперь двери запирай – они же воры все. Если не маньяки. В кино показывали. В Аляску его надо отправить, туда всех подозрительных русских отправляют – федеральные трассы строить и прочее.
А тут шериф наш, Боб Карлтон, в кабак заявился. Ну, все сразу к нему:
«Что там про русского?»
А Боб пиво свое выпил, усы вытер, и говорит:
«Все под контролем. За русским не только мы будем приглядывать, но и полиция округа и даже ФБР. На ноге у него датчик – все его передвижения записаны – коли что случится – сразу отправится или на Аляску, или в тюрьму».
Все сразу успокоились.
А тут вдруг входит мужик в бар – и повисла тишина. Потому что мы все сразу поняли: это он.
Ну, на первый взгляд, человек как человек. Но все мы знали, что внутри они другие. Не такие, как другие, как люди. Мы в школе этого писателя проходили – с непроизносимой фамилией: «Солжи… Солшени…» Ладно, не важно. Важно то, что там все было описано – какие они гады. Всех нормальных ребят извели, остались только изверги какие-то. Так что правильно их того. Рассеяли по миру.
Точно вам говорю, было в нем что-то зловещее. Как у Фредди Крюгера.
Пока он к стойке шел, пока пиво попросил – английский у него был хреновенький – я это заметил. Даже не знаю, как и описать. Не хотел бы я с ним один на один ночью на пустой улице оказаться. Прирежет – и все дела. Верно «Сол-как-его-там-цын» написал. Все так оно и есть.
А русский взял пиво, сел в уголке, посмотрел на нас, сказал что-то – у нас русский ведь никто не знал, но что-то такое типа «suki» – и пиво свое выпил. А потом встал – и ушел.
Что такое «suki»? На японский вообще больше похоже, по-моему.
Вот так я впервые в жизни увидел русского.
А потом русский пришел устраиваться на работу к старику Дону.
Я сначала не понял, зачем он пришел в контору к Дону, а потом Дон вместе с ним появился в мастерской и сказал мне:
«Джек, вот. Это будет твой напарник».
А я как раз собрался залезать под машину, которую ремонтировал – и даже ключ разводной выронил после такого известия.
«Дон, – говорю я осторожно. – А он вообще машины видел когда-нибудь? Они же вроде на конях в своей России ездили? Или на медведях?»
Дон ухмыльнулся и говорит:
«А вот мы сейчас и посмотрим».
И посмотрели.
Русский свое дело знал. Это стало ясно. Через четыре часа, когда он снял движок и перебрал его, Дон с уважением пожал ему руку и взял на пробу в свою мастерскую. Мне – напарником.
Домой я возвращался в смешанных чувствах. С одной стороны, мужик работать умел, С другой стороны: напарником русский – это вообще что-то.
Я когда матери с отцом сказал, они чуть инфаркт не получили. Но потом решили, что не так страшен черт. Отец предложил мне, правда, с пистолетом на работу ходить – на всякий случай, но тут я отказался.
Ладно, стали работать. Английский у него был странный. Акцент – тут я быстро привык, но вот иногда обороты у него были – где он их только набрал? Даже британцы с Острова так не говорят. Я даже как-то не выдержал, спросил его, где он английский учил.
Он сказал, что по книжкам. Правда, как стал называть писателей, – я и слышать про таких не слышал – Джек Лондон, Джон Стейнбек, Эрнест Хемингуэй. И при этом заявлял, что эти чуваки не с Острова, а наши.
Ну, я после работы сразу в нашу библиотеку бегом – спрашиваю у очкастой Джессики Хью – это кто такие: Джек Лондон, Джон Стейнбек, Эрнест Хемингуэй?
А она что-то там в своем компьютере посмотрела, и говорит, что – да, есть такие писатели, только их книг в библиотеке нет и в школе их не изучают, потому что книги эти Верховный Суд признал неполиткорректными и постановил изъять. И теперь их можно прочесть только в Библиотеке Конгресса. В спецхране. Если в спецхран есть допуск.
Ну, я говорю же – русские!
А еще странно было, когда по радио сказали в новостях, что в Хьюстоне запустили космический корабль к Марсу. Русский вдруг погрустнел, а потом я вдруг в его глазах слёзы заметил. Честное слово!
Мы тогда уже с ним начали уже не только про работу говорить: «подай то, подержи тут, помоги там». Все-таки 8 часов в день, когда с человеком работаешь, даже если это русский, начинаешь о чем-то другом разговаривать.
Я ему потому и сказал:
«Круто про Марс. Опять мы первые будем».
А русский и говорит мне:
«Не всегда».
«Что, - говорю, - не всегда?»
А он мне:
«Не всегда вы, американцы, первые были».
Я, как обычно, завелся:
«Говорю, что мы круче всех, а, особенно, в космосе».
А он снова:
«Не всегда».
Я уже злиться начал.
«Ты, - говорю, - или говори, или молчи. А то заладил, не всегда, да не всегда».
А он мне только:
«А вот ты про такого человека слышал - Юрий Гагарин?»
Я говорю:
«Нет, первый раз».
А он мне:
«Ну вот когда услышишь, тогда и поговорим». И опять за работу.
Я снова после работы в библиотеку. Кучу книг перерыл, пока нашел. В одной энциклопедии. В сноске. Мелким шрифтом. Я попросил у Джессики ручку, на листок даже кое-что переписал.
И оттуда, из библиотеки – не выдержал до следующего дня, прямо к нему – в сараюху, которую он у Мэри Кинзи снимал.
А он за столом сидит, на столе бутылка виски – и кривой он, я вам скажу, прямо как мой отец на День Независимости.
И я с порога:
«Нашел я про твоего Гагарина. Вот!»
Достаю из кармана:
«Советский тоталитарный режим запустил в 1961 году в космос смертника, которому, однако, удалось вернуться назад живым. Ракета была сделана на основе немецких разработок Вернера фон Брауна, отца американской лунной программы».
Посмотрел русский на меня, налил себе виски целый стакан, выпил, потом сделал что-то странное – понюхал свой рукав! – и затем снова сказал, как на японском, то самое: «sssssuki!» С длинным таким «s».
А потом говорит:
«Джек, начнем с конца. Как немецкие разработки попали к русским?»
Я плечами пожал:
«Ну, украли, наверное. У ваших же было кэй-джи-би такое, оно, кроме того, что людей миллионами убивало в Гулаге, еще шпионило по всему миру».
«А ты про Гитлера слышал, чего?»
«Конечно, – обиделся я. – Очень плохой был. Только ваш Сталин был еще хуже его. Гитлер евреев уничтожить хотел. И со Сталиным Европу поделил. Но мы потом его победили. А евреев спасли».
Русский сначала побледнел, потом кровью стал наливаться. Прямо красный какой-то – в прямом смысле.
«Так, – говорит. – Только Сталин хуже, говоришь. Спасли, говоришь. Ну ладно».
И опять свое: «suki, ah, ssssssuki»! И еще чего-то – но этого я уже совсем не понял и не разобрал.
Достает Библию из-под чайника – она у него заместо подставки, чтобы скатерть не портить, – чертовы атеисты!
Из Библии достает фотографию. Там какой-то молодой парень в непривычной форме, улыбается во всё лицо. И я вам скажу сразу – даже на маленькой фотке видно, какой чувак клёвый. И крутой. А русский говорит:
«Вот твой смертник, Джек. Лейтенант Гагарин. Юрий. Человек, которого любил и носил на руках весь мир».

***

В общем, я в тот день у него просидел за полночь. И чего мне только он не рассказал – про свою страну. Прямо как фильм какой-то фантастический.
Про человека по имени Ленин, который царя сверг – того царя, при котором Распутин был – это же все, что я про те времена знал до этого вечера.
Про то, что работяги там начали строить страну, в которой деньги – не главное. Представляете, как я охренел в этом месте. Деньги – и не главное?!
Про то, как голодные и бедные люди разбили генералов и иностранцев, которые их в крови потопить хотели.
Как на пустом месте строили заводы, электростанции и города.
Кстати, и у нас покупали чертежи за последние деньги.
И про то, как никого для этого не жалели – ни себя, ни других.
Как на них Гитлер напал – и как они его победили – а мы только в конце в Европу вошли, когда игра была сыграна.
Про город Сталинград, который стоял на их великой русской реке Волге – сейчас она отравлена радиоактивными отходами.
И как немцам до этой реки оставалось дойти каких-то триста метров – и они три месяца пытались эти триста метров пройти, но так и не прошли.
Про то, как их Красная Армия гнала потом немцев до Берлина. Как снова поднимали страну из развалин – но при этом еще делали Бомбу и ракеты – потому что больше не хотели, чтобы кто-то в их страну приходил на танках без приглашения.
Иногда я подпрыгивал от возмущения. Иногда хотел уйти, например, когда он на Гарри Трумэна наезжал.
На войне во Вьетнаме я не выдержал:
«Вранье! Вранье! Вранье! Не было такого. Никогда никто Америку не побеждал! Ладно, в Заливе Свиней – ты сам говоришь, что там латиносы между собой разбирались. У меня есть, кого спросить – раз ты считаешь, что в книгах правды нет!»
Хлопнул дверью и ушел.
А утром – была суббота – поехал в фундаменталистскую церковь, где священником был столетний Браза Джим, самый старый человек в нашем городе – и который, как я слышал, воевал по молодости во Вьетнаме.
Джим сидел в кресле у церкви и курил трубку. Я из машины вылез – и к нему. Говорю:
«Браза Джим, так и так, тут мне русский сказал, что во Вьетнаме нам надрали задницу, и что мы оттуда позорно бежали».
Черный священник вздохнул печально, и говорит:
«Не соврал твой русский. Так оно все и было, Джек-бой. И задницу они нам надрали, сынок, кстати, русским оружием. Был у вьетконговцев русский автомат такой – «калашников», Ох, скажу тебе, надежнее оружия не видел. Сколько же они наших положили этим автоматом».
Браза Джим стал рассказывать какую-то длинную историю про своего армейского друга, который этот самый «калашников» даже в Америку привез. И потом в Гарлеме, где он крэк продавал, он с пушерами, которые на его территорию лезли, с помощью этого «калашникова» разбирался…
Но я не стал дослушивать, поблагодарил, и поехал домой. Потому что стало мне как-то не по себе. Как-то стала моя картина мира давать трещину.
Наверное, первый раз я тогда понял, что янки-северяне не только нашу Конфедерацию оболгали, но теперь и еще и эту страну, где жили такие, как этот русский.

***

Кроме того, раза я русского пьяным видел еще один раз.
9 мая это было. Не помню какого года…
Он позвонил старине Дональду, отпросился с работы. Сказал, что чувствует себя неважно.
А в этот день как раз приехали федералы. То ли из столицы Штата, то ли вообще из Вашингтона. Двое, важные такие, в костюмах, в галстуках, несмотря на жару.
Сначала долго сидели с Дональдом в конторе, потом зашли ко мне в мастерскую. Вежливые, впрочем, хотя и янки. Спросили, как мне русский напарник, что говорит, как работает.
Я янки не люблю, поэтому особо откровенничать с ними не стал.
Сказал, что русский всё ОК, что работает хорошо, про политику молчит, проблем с ним нет. Федералы потоптались, посмотрели его рабочий стол и его сумку с инструментами, потом сели на машину и укатили.
А я после работы заехал к русскому. Тот явно мне обрадовался, налил виски. Я не очень виски, особенно когда жарко, но он объяснил мне, что сегодня день важный для него. Большой праздник был в его стране. Поэтому и я выпил немного. Как русский сказал:
«За Победу Русского Народа! За Сталина!»
А потом он мне пел русские и украинские песни и плакал… Певец из него был как из меня математик, но я терпеливо сидел, слушал.
Жалко мне его тогда стало. Почему-то…
Как это может быть праздник со слезами на глазах?
На этом заканчивается дневник Джека. Дальше такое завертелось, что было уже не до записей… Поэтому приведу отрывок из книги, которую опубликовал военный репортер Ник Солт по рассказам Джека. Когда события закончились…

***

Рабочий день заканчивался, Джек и русский сидели на двух старых автомобильных сидениях, стоявших в углу мастерской, и наслаждались покоем и тишиной.
«В Оклахоме беспорядки были, национальную гвардию ввели. Говорят, много народу убили». – сказал Джек.
«А по радио не говорили». – сказал русский.
Обычно они на работе слушали или местное городское радио, или какой-нибудь федеральный общественный канал.
«И по телику не говорили. На форуме один парень оттуда написал – и даже фотографии выложил. Пока форум тут же киберполиция не прикрыла».
«Не удивительно, – сказал русский. – Все так, как они и говорили».
«Кто они?» – спросил Джек.
«Были два таких очень умных человека в Германии. Давным-давно. Маркс и Энгельс».
«При Гитлере?»
«Нет, – сказал русский. – Еще до Гитлера».
«И что они говорили?»
«Что история человечества – это борьба между теми, кто угнетает, и теми, кого угнетают. И что настанет день, когда угнетенные победят – окончательно и навсегда. И только тогда человечество избавится от войн, насилия и несправедливости».
Джек подумал немного.
«Слушай, а нельзя об этом почитать где?»
«Вряд ли. Ваши запрещают и уничтожают их книги. Даже за хранение сажают в тюрьму. Потому что неполиткорректные».
«Плохо» – сказал Джек.
«Плохо, – согласился русский. – Но я тебе расскажу – я кое-что помню. Времени у нас много. Да?»
И на следующий день, когда Дональд Хопс пригнал им на разборку старый «шеви» 58-го года, русский начал свой рассказ.
«В 1848 году в Германии вышла книжечка, написанная двумя молодыми людьми. Она начиналась словами: «Призрак ходит по Европе, призрак коммунизма»».
«Только в Европе?» – уточнил Джек.
«Что в Европе?» – не понял русский.
«Ну, этот призрак ходит? Только в Европе?»
«Понимаешь, Америка тогда был дыра дырой, парень. Но ты не перебивай».
Джек хотел обидеться за Америку, но потом передумал:
«Ладно, рассказывай».
И русский продолжил свой рассказ. И на следующий день. И на день после следующего.

***

В районе Восточного крыла Белого дома еще слышалась стрельба – наверное, подавляли сопротивление последних либерофашистов, но бой – и за Вашингтон, и за Белый Дом – закончился.
Так что, может, палили в воздух от радости.
Над зданием гордо реял флаг Конфедерации с серпом и молотом посередине.
Джек Ньюмэн спокойно подошел к главному входу. Его солдаты 5-й интербригады «имени Сталинграда» – немцы, кубинцы, поляки, французы, южане, социалисты и анархисты янки – рисовали на стенах и колоннах Белого Дома свои фамилии.
Джек рассказал им как-то о таком обычае, когда интербригада пробивалась к Вашингтону.
Бои были очень тяжелые, пока в тылу у либерофашистов не вспыхнуло восстание – и фронт врага не развалился.
Вот во время этих боев Джек, который вместе со своими ребятами ходил в атаки – за что получил потом выговор лично от Председателя Компартии США – и рассказал им, как советские, когда взяли Берлин и главное его здание – парламент, «рейхстаг» по-немецки, потом на стенах писали свои фамилии.
А ему это рассказал русский, когда они уже сражались в первых отрядах Фронта Национального Освобождения США.
Джек даже вспомнил, когда.
Незадолго до того, как русский погиб во время операции по уничтожению того генерала, дворец которого Джек мальчишкой видел во Флориде. Генерал – толстый, похожий на свинью – встал на колени, плакал, умолял – обращаясь то по-русски к соотечественнику, то по-английски к Джеку – сохранить ему жизнь, сулил какие-то немыслимые деньги – но русский выстрелил ему в лоб и потом еще плюнул на его труп.
А затем прилетели вертолеты, начался дикий огонь со всех сторон, русский – по-ихнему, странному русскому обычаю обнял Джека, потом оттолкнул легонько, остался с пулеметом прикрывать отход группы ФНО – и там и остался.
Потом и по телевидению его гибель подтвердили. Даже радовались поначалу сильно – либерофашисты думали, что смерть легендарного подпольщика послужит ударом по Красным Конфедератам.
Однако сильно просчитались…
Когда они еще сидели в машине и ждали команду от наблюдателя, русский и рассказал Джеку – как у него вообще было принято рассказывать в свободное время – и про штурм Берлина, и про то, как Гитлер принял яд и застрелился, и про то, как два советских сержанта подняли красный флаг над немецким парламентом, и как солдаты из штурмовых частей рисовали на стенах: «Дошли!» И ставили свои подписи.
Потом русский попросил у Джека его блокнот и написал по –русски «Дошли! Егор Иванов!»
Джек тогда ничего не понял, зачем русский это сделал. Джеку просто нравилось слушать истории про великую исчезнувшую и так оболганную страну.
Он подошел к стене – солдаты с искренним уважением вытягивались в струнку и отдавали командиру честь.
Кроме, естественно, анархистов, которые выторговали себе эту уступку – неотдание чести, в самом начале Второй Гражданской. Правда, единственную уступку, на которую им пошли.
Он нашел свободное от надписей место, вынул из кармана куртки блокнот и заранее припасенный кусок угля, завернутый в носовой платок. Провел черту по белой стене Белого дома, чтобы проверить, как получается. Остался доволен.
Потом стал писать, старательно копируя буквы, написанные кириллицей:
«Дошли! Егор Иванов».
Когда он дописал и отошел в сторону, то, оказывается, своей неподвижной позой, запечатленной армейским фотографом, он вошел в историю Америки. К фотографии кто-то прибавил стихи. Известный композитор написал музыку. А раз автора так и не нашли, то стали так и писать: слова народные.

Песня кончалась так:

«Стоял солдат, слеза катилась,
Играл трофейный ай-ти-фон.
А на груди его светилась
Медаль за город Вашингтон».
Текст все- таки нашли...
«К лужайке перед Белым Домом
Российский подошёл солдат,
Присел на мраморну колонну,
Поставил рядом автомат.
Задвинул каску на затылок,
Достал солдатский сухпаёк
И заграничную текилу
Налил в помятый котелок.
Потом прошел вперёд и прямо,
Потрогал сапогом паркет:
Ну, где барак то твой, Обама?
И где овальный кабинет?!
Собачка фирменной породы?
Викторианская постель?
Слуга носивший бутерброды?
И, где жена твоя Мишель?!!
На вечеринке в честь Бендеры
Решил устроить феерверк!...
Да перепутал спьяну кнопки
И что же? Смех теперь и грех…
Всплыло четыре Атлантиды,
Волна пол Африки снесла,
Китай столкнулась с Антарктидой,
Европа под воду ушла.
Из Крыма в ясную погоду
Индийский виден океан,
Слоны в Челябинск дали ходу,
А в Тикси – стаи обезьян!
За Сахалин заходит Солнце,
А на Курильских островах
Спаслись 143 японца
И 30 тысяч черепах.
Ведь, говорили папа с мамой
Нельзя без спросу кнопки жать!
Ну, что же ты, Баран Обама,
Хоть научился бы читать!
Давно запущены ракеты,
И пепел в воздухе висит,
Горит Нью-Йорк и Сан-Франциско,
И штат Нью-Мексико горит.
На почерневший пляж Майами
Вареной рыбы нанесло.
Прошли гигантские цунами,
И в Кордильерах оттрясло…
Хмелел солдат - слеза катилась,
Хрипел трофейный саксофон,
А на груди его светилась
Медаль за город Вашингтон!»

P.S.

«Допил вискарь, проверил скатку
Послал патрон затвором в ствол,
Еще освобождать Аляску ...
Вздохнул солдат наш и пошел.
Хмелел солдат, слеза катилась,
Пил заграничный самогон,
И на груди его светилась
 -
Медаль за город Вашингтон.
Допил солдат, поправил каску,
Привычно в ствол загнал патрон.
«Ещё освобождать Аляску…»
И раздавил ногой айфон».


Николай Сологубовский

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой


http://xa-xa.su
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  1. +2
    NGig
    Читатель | 91 коммент | 0 публикаций | 1 июня 2019 22:01
    Класс!!!!
    Показать
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.