Конкистадоры в Камбодже: Блас Руис и ронины против слонов и кхмеров » E-news.su
ЧАТ

Конкистадоры в Камбодже: Блас Руис и ронины против слонов и кхмеров

22:50 / 08.07.2018
870
0
Эта история больше похожа на приключенческий фильм. Конкистадор Блас Руис с небольшим отрядом испанцев и японских наёмников отправился в Камбоджу. Он посадил на трон нового короля, а через два года просто исчез.


За Америкой, за бескрайним Тихим океаном, лежат Филиппины. Раньше острова были Испанской колонией, названной в честь короля.

Отряд конкистадоров с Филиппинских островов совершил поход в Камбоджу и фактически захватил власть в этой стране. Наверное, для местных, филиппинских, испанцев в этом не было ничего удивительного. В 1574 году они разгромили напавшую на Манилу (столицу Филиппин) армию японских пиратов — вако. И даже вынашивали планы завоевания Китая. При помощи христиан‑японцев.

В походе на Камбоджу у конкистадоров не было явного технического превосходства. Ни сталью, ни порохом местных воинов они удивить не могли. Более того, там им пришлось почувствовать себя в шкуре ацтеков, впервые увидевших лошадей. Испанцы столкнулись с боевыми слонами, которых ранее не встречали.

Круче, чем в кино

Эта история больше похожа на приключенческий фильм, снятый в Голливуде. Положительный герой — молодой, отчаянный и удачливый конкистадор Блас Руис. Рядом с ним его верный друг португалец Диегу Велозу. Отрицательный герой — Лакшамана, коварный командир наёмников-малайцев.

Действия происходят в джунглях Индокитая, на фоне руин храмов. В отряде в одном строю — испанцы в кирасах с алебардами и японские воины с катанами и нагинатами (нагината — японское холодное оружие, с изогнутым клинком на длиной рукояти. — Прим.ред.). Горстка конкистадоров и самураев отбивает атаки боевых слонов.

Посмотрев такое кино, можно хмыкнуть в адрес сценариста и режиссёра. Мол, ради зрелищности они вновь накрутили сюжет и злоупотребили штампами.

Но это реальность.


Молодой испанец Блас Руис оставил в Америке свою жену и в 1592 году прибыл в Манилу. Почему Америка показалась ему скучной и тесной, и что его подтолкнуло к таким переменам — месть или долг, какие скелеты стучали зубами в его шкафу — остаётся лишь догадываться. Возможно, в Америке больше не осталось богатых стран, которые можно завоевать. А вот в Азии такие — ещё были.

Вскоре на грузовом португальском корабле, шедшем из Кантона в Камбоджу, он добрался до королевства Тямпа (на территории современного Вьетнама). Местные власти захватили груз и европейцев. Правившему там монарху накануне якобы нагадали смерть от бородатого белого человека со шрамом на лице — поэтому к прибывшему судну отнеслись столь нервно. А может быть, просто не смогли удержаться от соблазна ограбить его.

Нашествие армии Сиама

Руис смог бежать из тюрьмы в Тямпе в Камбоджу. Там он добился аудиенции у короля Сатхи. Он заявил, что имеет сведения о планах Сиама (ныне — Таиланд) атаковать Камбоджу. И чтобы отразить это наступление, потребуется помощь испанцев.
На первый взгляд кажется удивительным, откуда молодой испанец мог знать о военных планах Сиама. Но в этот период сиамское королевство Аюттхайя вело ожесточенные войны со своими соседями — Бирмой и Камбоджей.

В 1590–1605 гг. королевский трон занимал воинственный Наресуан. При нём государство завоевало обширные территории и достигло максимальной площади за всю свою историю. В 1592 году король Наресуан совершил удачный поход в Бирму. И всем было ясно: очередное столкновение Камбоджи с Сиамом не за горами.
Евгений Башин-Разумовский, эксперт по историческим вопросам

Король Сатха поставил на испанцев. Он назвал Руиса «сыном» и назначил командиром отряда европейской гвардии. А ещё один названный «приёмным сыном» европеец — португалец Велозу — в качестве посла отправился на Филиппины (затем он вернулся). Он вёз с собой письмо на золотом листе с просьбой о военной помощи.

Воинственные сиамцы в 1593 году действительно напали на Камбоджу. И разбили армию кхмеров (составлявших основное население этой страны).


Руис принимал участие в обороне Ловека — тогдашней столицы. После падения города испанца захватили в плен. Вместе с другими воинами, попавшими в лапы к врагу, Руиса на джонке (Джонка — традиционное китайское парусное судно. — Прим.ред.) отправили в Сиам.

Завоеватели также увезли Велозу и всех португальских миссионеров. А король Сатха в последний момент сумел бежать из осаждённого города.

Захват кораблей

И тут сюжет получил новый виток. Руису удалось совершить второй успешный побег! На борту корабля он поднял среди пленных кхмеров и китайцев мятеж. Восставшие перебили сиамцев. Затем Руис и двое европейцев из-за дележа добычи сцепились с освобожденными ими азиатами. Со многими расправились, а оставшиеся в живых признали Руиса командиром.

Испанец успешно привёл джонку в филиппинскую Манилу и продал добычу.

Не отставал от него и Диегу Велозу. В Сиаме он втёрся в доверие к королю Наресуану и отправился с посольством в Филиппины. На корабле находились товары, которыми предполагалось расплатиться за огнестрельное оружие для Сиама.

Но по пути случайно стало известно, что в Камбодже вспыхнуло восстание, сиамский гарнизон недавно завоеванного Ловека перебит, а на трон вернулся король. После этого сиамский посол «внезапно умер», а Велозу захватил корабль и прибыл с ним в Манилу.

Возвращение в Камбоджу

В планах Бласа Руиса было подчинение Камбоджи и обращение его монарха в христианство. Для этого он и Диегу Велозу убеждали местные власти на Филиппинах, что в обмен на испанскую военную помощь Камбоджа признает себя вассалом испанской короны.

Проект показался привлекательным. На Филиппинах собрали отряд. Там было около сотни испанцев, а также чуть более двадцати японцев — ронинов (ронин — самурай, оставшийся без своего сюзерена, фактически — свободный воин) и вако.


В финансировании этого крестового похода приняли участие и монашеские ордены. Доминиканские монахи во главе с отцом Хименесом сопровождали экспедицию.

Командиром отряда назначили опытного солдата, toro corrido, Хуана Суареса Гальинато. Под его началом оказался испанский корабль и две джонки. Но флагман попал в шторм и сбился с пути.

Весной 1596 года на двух джонках отряд Руиса и Велозу прибыл в камбоджийский Пномпень.

И тут внезапно выяснилось: на троне теперь новый король. А тот, кто называл Руиса «сыном», свергнут и бежал в Лаос. Новый король — Рама Прей — опирался на наёмников-мусульман: малайцев и тямов (народность, проживающая в Юго-Восточной Азии). И испанцы ему были не нужны.
Конкистадоры заскучали. Они же не могли сидеть без дела, мечи их так и просились из ножен!

Вкоре воины Руиса и Велозу сцепились с местной китайской общиной, завязался бой. Китайские ополченцы были вооружены, как описывал испанский участник схватки, «катанами и нагинатами». Их было намного больше, но конкистадоры и самураи победили. Убили свыше ста человек. Захватили и разграбили шесть джонок. Сожгли дома в китайском квартале. В общем, повеселились…

Штурм дворца

После разгрома китайского квартала оба командира взяли с собой около 40 испанцев и 20 японцев и на лодках (двух больших и одной маленькой) отплыли в Срей Сантор. Именно там теперь находилась королевская резиденция.

По прибытии Руис и Велозу отправились к монарху. Они хотели извиниться, ведь китайский погром вышел как-то случайно. Но монарх их не принял, а потребовал возместить убытки китайцам и покинуть страну. Кхмеры при этом забрали две большие лодки конкистадоров.

Эти наглые требования и действия кхмеров были восприняты как намерения уничтожить испанцев. А чего ещё ожидать от этих коварных азиатов?

На военном совете доминиканский священник Адуарте заявил: отступить — значит показать свою слабость. А это верная смерть. С его доводами все согласились.
Ронины, которым нечего было терять, и испанские конкистадоры очень гармонично дополняли друг друга. Возник план.

Блас Руис со своим небольшим отрядом атаковал дворец: он намеревался захватить в заложники короля и его семью. Однако дерзкая операция не удалась. В большом деревянном здании было множество дверей. Испанцы попросту заблудились. Всё смешалось в доме короля.

Около дворца завязался беспорядочный бой. В котором принял участие и отряд боевых слонов. Дворец загорелся: там взорвался пороховой погреб.

Несколько десятков испанцев и японцев оказались окружены кхмерами, которые стреляли из луков и атаковали иноземцев с мечами и щитами в руках. Небольшой отряд спасла темнота: она мешала разобраться, что происходит в этом хаосе. «Поутру они могли бы нас похоронить, бросив каждый по горсти земли», — вспоминал потом доминиканский священник Адуарте.

Мишень на слоне

И тут «в кадре» появился Рама Прей, верхом на слоне. В этом безумии он пытался руководить боем.

Испанцы же впомнили о заветах Эрнана Кортеса, по которым в бою с индейцами нужно убивать их вождей. На фоне горящего дворца король на слоне был хорошо заметен… И выстрел из аркебузы сразил неосторожного монарха.

Раненый Рама Прей вскоре скончался. А до того в схватке во дворце был убит и его сын.

Доминиканский монах Кирога де Сан Антонио потом восторженно вспоминал: «Город выглядел, как горящий Рим, разрушенная Троя или обращённый в развалины Карфаген».

На прорыв

Испано-японский отряд стал отходить к своим кораблям, вынужденно делая большой крюк по джунглям. Путь был не ближний: конкистадорам предстояло пройти более 30 километров. При этом в течение четырнадцати часов последователи Кортеса отбивались от «индейцев» и их боевых слонов.

Храброго командира кхмеров испанцы зарубили алебардой. После его гибели преследователи избегали ближнего боя и старались издалека засыпать конкистадоров дождем стрел. Испанцы в ответ палили из аркебуз. Тяжело раненых солдат они тащили на плечах — не бросили никого.


Слоны тоже старались держаться подальше. Выяснилось, что эти грозные живые танки — хорошие, большие мишени. И если ранить животное, оно становится агрессивным. И представляет опасность, прежде всего, для своих.

Вечером испано-японский отряд остановился, прижатый к реке Меконг. Преследуемым удалось нашли брод.

Тем временем элефантерия кхмеров уже переправилась на другой берег и в ожидании испанцев заняла позицию. Казалось бы, всё — это конец. Но воины Руиса и Велозу смогли переправиться в темноте. Они открыли огонь по слонам с середины реки, держа свои аркебузы над головой. А ёще шестеро их солдат с противоположного берега прикрывали переправу основной части отряда. А затем также успешно отошли. Слонов им удалось отогнать.

За ночь конкистадоры смогли оторваться от преследователей.

Утром вновь выйдя к реке, воины отряда нашли лодку и отправили её к стоянке своих кораблей за помощью.

В это время передовые группы кхмеров догнали испанцев. Но те сдаваться не собирались. Вместо этого они повалили несколько деревьев и заняли позицию за этой баррикадой. Кхмеры ждали подкреплений.
И тут на помощь конкистадорам пришёл его величество случай!

Внезапно появился отставший испанский корабль и отогнал кхмеров артиллерийским огнём. Отряд спасся. Почти все солдаты были ранены. Но испанские доспехи и щиты хорошо защищали от стрел: погибли лишь трое.

В этом бою испанцы показали, что они способны на невозможное! А Блас Руис проявил себя как очень умелый командир. И если сравнивать с таким же безнадежным прорывом войск Эрнана Кортеса в «Ночь печали», который лишился более половины своей армии, то потери испано-японского отряда в этой схватке вообще несущественны.

Финал

Так как трон в Камбодже случайно опустел, Руис отправился в Лаос, куда до того ещё не ступала нога европейца. Он собирался привезти оттуда свергнутого ранее короля Сатху. Однако, прибыв в ту страну, узнал, что король умер. Тогда испанец привёз в Камбоджу его юного сына.

Тем временем на родине наследника вспыхнула гражданская война. Два претендента на престол делили корону. И вот появился третий.

При помощи отряда мусульман-малайцев командира Лакшаманы в 1597 году принца возвели на трон. Блас Руис и Диего Велозу при новом короле стали влиятельными людьми. И получили две ключевые провинции.
Это было время, когда «двадцать испанцев и двадцать японцев» управляли страной.

Казалось, до цели остался один шаг. В 1599 году запланировали подписать договор, по которому король Камбоджи признавал себя вассалом испанской короны. И принимал христианство. К Руису прибыли новые испанские солдаты и священники. Но накануне подписания исторического документа вспыхнуло восстание мусульман — тямов и малайцев. За ними стоял Лакшамана, от которого ускользала власть.

Король был свергнут и убит. Испанские корабли сожгли, священники и солдаты погибли. Скользкая от пролитой крови Камбоджа ушла из рук испанцев…

А что же случилось с главным героем и его другом? Известий о Руисе и Велозу больше нет. Возможно, испанец уплыл на Филиппины, а португалец — в Малакку. Не исключено, что они погибли в ходе этой смуты. И если бы это всё-таки был фильм, он имел бы открытый финал.

Михаил Поликарпов

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Для того чтобы оставлять комментарии на сайте вам необходимо зарегистрироваться на сайте или войти через социальные сети
Прокомментировать
Отправить (необходима регистрация)