Великолепная восьмерка котлов: битва за сверхкритическое давление плюс сеанс автоманиловщины » E-news.su
ЧАТ

Великолепная восьмерка котлов: битва за сверхкритическое давление плюс сеанс автоманиловщины

11:13 / 14.09.2018
714
1

Сложно сказать, насколько она великолепна, но предлагаем обсудить эту тему. Причем не с позиций пресловутого «хохлосрача», а вполне спокойно и взвешено, хотя и с элементами маниловщины в заключении. Тем более, накал сетевых дискуссий о состоянии и перспективах украинской энергетики не снижается даже через пять лет после начала.


Год назад мы писали об уголь­ной энер­ге­ти­ке Укра­и­ны «вообще», в том числе, при­во­дя в ней таб­лич­ку с рас­клад­кой уголь­ных котлов по ти­по­раз­ме­рам и сжи­га­е­мо­му топ­ли­ву на круп­ных стан­ци­ях. Для на­сто­я­ще­го же раз­го­во­ра ее при­дет­ся несколь­ко из­ме­нить, так как, с одной сто­ро­ны, нас не будут ин­те­ре­со­вать котлы до­кри­ти­че­ско­го дав­ле­ния, а, с другой, в нее при­дет­ся до­ба­вить котлы сверх­кри­ти­че­ско­го дав­ле­ния, пред­на­зна­чен­ные для сжи­га­ния при­род­но­го газа и мазута. К слову, если кто-то забыл, чем от­ли­ча­ет­ся ко­тель­ное обо­ру­до­ва­ние до- и сверх­кри­ти­че­ско­го дав­ле­ния, то для осве­же­ния памяти пред­ла­га­ем ма­лень­кий лик­бе­зик. Ну, а мы про­дол­жим.

У чи­та­те­ля может воз­ник­нуть вопрос: почему в очерке вы­бра­ны именно котлы СКД? Потому что именно такое обо­ру­до­ва­ние было самым пе­ре­до­вым и со­вер­шен­ным из всего, что со­зда­но в со­вет­ской теп­ло­энер­ге­ти­ке. Более того, именно блоки, ра­бо­та­ю­щие на цикле СКД, имели мак­си­маль­ную еди­нич­ную мощ­ность: все уста­нов­ки 300 МВт и выше (вплоть до 1200 МВт) ис­поль­зо­ва­ли для при­во­да турбин именно пар сверх­кри­ти­че­ско­го дав­ле­ния. Посему они и опре­де­ля­ли облик оте­че­ствен­ной энер­ге­ти­ки, как со­вет­ской, так и укра­ин­ской в част­но­сти. На­при­мер, даже если смот­реть упо­мя­ну­тую выше таб­лич­ку, то ока­жет­ся, что из 21 784 МВт сум­мар­ной уста­нов­лен­ной мощ­но­сти ука­зан­но­го в ней обо­ру­до­ва­ния на долю блоков СКД при­хо­дит­ся 12 668 МВт, иными сло­ва­ми, 58% объема. Однако, чорт с ней, с таб­лич­кой из про­шлой статьи, наше дело ее об­но­вить в со­от­вет­ствие с новой темой.


Перечень котлов сверхкритического давления украинских ТЭС

А после того, как наш чи­та­тель вни­ма­тель­но прочел этот массив ин­фор­ма­ции, рас­ска­жем немно­го теории и ис­то­рии. Если он вер­нет­ся к уже по­ми­нав­шей­ся статье, то сумеет вспом­нить хорошо из­вест­ный факт – КПД цикла Рен­ки­на за­мет­но вы­рас­та­ет при росте па­ра­мет­ров (тем­пе­ра­ту­ра и дав­ле­ние) пара перед тур­би­ной. В част­но­сти, при росте дав­ле­ния све­же­го пара со 130 до 240 атм (второе зна­че­ние – это уже СКД) при оди­на­ко­вой мощ­но­сти расход топ­ли­ва сни­жа­ет­ся на 6-7 %%. В этой связи вся ис­то­рия со­вре­мен­ной теп­ло­энер­ге­ти­ки – это борьба за рост этих па­ра­мет­ров.

Ука­зан­ная борьба на­ча­лась в Со­вет­ском Союзе в трид­ца­тые годы, когда «тра­ди­ци­он­ное» дав­ле­ние за кот­ла­ми в 16 атм (сейчас оно кли­чет­ся «низким») было под­ня­то до 32 атм (по со­вре­мен­ной гра­да­ции – «сред­нее»). Этот пе­ре­ход со­про­вож­дал­ся боль­шой тео­ре­ти­че­ской и прак­ти­че­ской ра­бо­той, ре­зуль­та­том ко­то­рой стала спо­соб­ность ко­тель­ных за­во­дов вы­пус­кать новое обо­ру­до­ва­ние.

Однако мо­ло­дая рес­пуб­ли­ка тре­бо­ва­ла еще более со­вер­шен­ной тех­ни­ки, и в 1929 году была пущена первая ТЭЦ с дав­ле­ни­ем пара 60 атм (ныне ТЭЦ-8 Мос­энер­го), а в 1931 году на эти па­ра­мет­ры начала ра­бо­тать Бе­рез­ни­ков­ская ТЭЦ на Урале. Спустя еще три года на ТЭЦ-9 Мос­энер­го за­ра­бо­та­ла уста­нов­ка дав­ле­ни­ем 140 атм с пром­пе­ре­гре­вом, в состав ко­то­рой входил и пря­мо­точ­ный котел Рам­зи­на про­из­во­ди­тель­но­стью 200 т/ч, став­ший на тот момент самым мощным в мире.

Великолепная восьмерка котлов: битва за сверхкритическое давление плюс сеанс автоманиловщины
Профессор Рамзин: лауреат Сталинской премии первой степени за создание первого отечественного прямоточного котла.
Приговоренный к смерти враг народа.

К слову тут мы немно­го от­вле­чем­ся, и об­ра­тим вни­ма­ние чи­та­те­ля на два факта. Во-первых, ко­неч­но, по­ра­жа­ют успехи страны, едва окон­чив­шей за­ли­зы­вать раны после войны 1914-1922 гг., на­хо­див­шей­ся в ми­ро­вой изо­ля­ции и не имев­шей толком даже ис­то­ри­че­ской базы для этих успе­хов. А, во-вторых, нельзя не упо­мя­нуть и о судьбе проф. Рам­зи­на. Дело в том, что свой уни­каль­ный котел про­фес­сор скон­стру­и­ро­вал, на­хо­дясь в тюрьме с рас­стрель­ным при­го­во­ром по за­ве­до­мо вздор­но­му «Делу Пром­пар­тии». И нельзя ска­зать, что в ис­то­рии оте­че­ствен­но­го кот­ло­стро­е­ния тра­ге­дия Рам­зи­на была един­ствен­ной – столь же аб­сурд­ный смер­тель­ный при­го­вор да­мо­кло­вым мечом висел и над го­ло­вой со­зда­те­ля ори­ги­наль­но­го па­ро­во­го котла Шухова, быв­ше­го не только вы­да­ю­щим­ся ко­тель­щи­ком, но и мно­го­гран­но ода­рен­ным едва ли не во всех от­рас­лях ин­же­не­ром. И если Рам­зи­ну и Шухову (равно как и более из­вест­ным Ту­по­ле­ву и Ко­ро­ле­ву) «девять грамм в за­ты­лок» в итоге были за­ме­не­ны нево­лей, то, на­при­мер, глав­ный ин­же­нер ле­нин­град­ской энер­го­си­сте­мы Ла­до­гин или со­зда­тель мос­ков­ской Матлин – от пули не ушли. И, на­вер­ное, только лет через пять­сот ис­то­ри­ки бу­ду­ще­го сумеют опре­де­лить баланс добра и зла в дей­стви­ях то­гдаш­ней власти, с одной сто­ро­ны, обес­пе­чив­шей неслы­хан­ное раз­ви­тие энер­ге­ти­ки, а, с другой, це­ле­на­прав­лен­но уни­что­жав­шей в рас­стрель­ных под­ва­лах и ла­ге­рях, либо за­клю­чав­шей в «ша­раш­ки» и тюрьмы лучших ее пред­ста­ви­те­лей.

Мы же вер­нем­ся к более про­сто­му делу – про­дол­жим нашу ле­то­пись по­вы­ше­ния дав­ле­ния пара на элек­тро­стан­ци­ях. По­яв­ле­ние котла Рам­зи­на, ка­за­лось бы, должно было спо­соб­ство­вать ши­ро­ко­му раз­ви­тию дав­ле­ния 140 атм, однако на прак­ти­ке после мос­ков­ской ТЭЦ-9 оно было внед­ре­но только на ТЭЦ Горь­ков­ско­го ав­то­за­во­да. Со­вет­ская про­мыш­лен­ность ока­за­лась не готова к воз­рос­шим тре­бо­ва­ни­ям про­из­вод­ства и экс­плу­а­та­ции такого обо­ру­до­ва­ния, и до войны стро­и­лись, в ос­нов­ном, котлы на дав­ле­ние 30-35 атм. Тогда же про­изо­шла и свое­об­раз­ная «ро­до­вая травма» со­вет­ско­го кот­ло­стро­е­ния, по­след­ствия ко­то­рой пол­но­стью были пре­одо­ле­ны лишь к началу се­ми­де­ся­тых.

В одной из старых наших статей мы уже рас­ска­зы­ва­ли, что в два­дца­тые годы про­изо­шла свое­об­раз­ная «ре­во­лю­ция», свя­зан­ная с внед­ре­ни­ем в экс­плу­а­та­ции тур­бин­но­го обо­ру­до­ва­ния ми­не­раль­ных масел. Это поз­во­ли­ло резко на­рас­тить мощ­ность па­ро­вых турбин, за несколь­ко лет уве­ли­чив ее от единиц до сотни ме­га­ватт.

В свою оче­редь, ко­тель­ная тех­ни­ка за таким рывком не по­спе­ва­ла: на­ли­чие ко­лос­ни­ко­вых ре­ше­ток огра­ни­чи­ва­ло мощ­ность котлов по усло­вию раз­ме­ра, обес­пе­чи­ва­ю­ще­го воз­мож­ность рав­но­мер­ной подачи воз­ду­ха: не более чем 4 на 4 метра. В ре­зуль­та­те на каждую мощную тур­би­ны при­хо­ди­лось ста­вить де­сят­ки, если не сотни, котлов. Ре­цеп­том ре­ше­ния про­бле­мы стало внед­ре­ние раз­ра­бо­тан­но­го при­мер­но в те же годы фа­кель­но­го сжи­га­ния топ­ли­ва, но недо­ста­точ­ная мощ­ность и на­деж­ность котлов за­став­ля­ли все же иметь на каждую тур­би­ну несколь­ко их единиц. В ре­зуль­та­те ти­пич­ной ком­по­нов­кой то­гдаш­ней ТЭЦ стала ком­по­нов­ка с по­пе­реч­ны­ми свя­зя­ми – когда де­ся­ток-другой котлов одного дав­ле­ния ра­бо­та­ли на один па­ро­про­вод, из ко­то­ро­го пи­та­лись несколь­ко турбин. Ущерб­ность ре­ше­ния была оче­вид­на для всех спе­ци­а­ли­стов, прежде всего по при­чине невоз­мож­но­сти ор­га­ни­за­ции в по­доб­ных схемах про­ме­жу­точ­но­го пе­ре­гре­ва пара, что поз­во­лял только пе­ре­ход к блоч­ной ком­по­нов­ке. Однако беда пришла с другой сто­ро­ны: когда в пя­ти­де­ся­тые-ше­сти­де­ся­тые годы блоки-таки начали внед­рять, то ру­ко­во­ди­ли этим люди, на­чав­шие свою ка­рье­ру в до­во­ен­ное время, и пре­крас­но пом­нив­шие, как им в мо­ло­до­сти при­ш­лось по­му­чить­ся с нена­деж­ны­ми кот­ла­ми. В ре­зуль­та­те, по их на­сто­я­нию начали вво­дить­ся в экс­плу­а­та­цию дубль-блоки, то есть, блоки, в ко­то­рых на одну тур­би­ну ра­бо­та­ло два котла (кор­пу­са котла). Обос­но­ва­ни­ем этому была воз­мож­ность при отказе одного кор­пу­са, ра­бо­тать на по­ло­вин­ной на­груз­ке вторым. Как дальше увидит чи­та­тель, ре­ше­ние это при­нес­ло много про­блем, от­ло­жив внед­ре­ние нор­маль­ных уголь­ных мо­но­бло­ков с кот­ла­ми ТПП-312 лет на десять…

На­чав­ша­я­ся в 1941 году война с фа­ши­ста­ми при­нес­ла со­вет­ской стране неис­чис­ли­мые беды, в том числе, и ос­но­ва­тель­но раз­ру­шив ее эко­но­ми­ку. Однако ря­до­вые энер­ге­ти­ки и ру­ко­вод­ство от­рас­ли сумели до­стой­но от­ве­тить на этот вызов. В годы войны многие стан­ции были эва­ку­и­ро­ва­ны из ок­ку­пи­ро­ван­ных рай­о­нов на восток, со­зда­на новая база на Урале, обес­пе­че­но на­деж­ное элек­тро­снаб­же­ние сво­бод­ной тер­ри­то­рии, в том числе, бло­кад­но­го Ле­нин­гра­да. И уже в 1946 году вы­ра­бот­ка элек­тро­энер­гии в СССР до­стиг­ла до­во­ен­но­го уровня. В тот же год на­ча­лось и мас­со­вое внед­ре­ние обо­ру­до­ва­ния на 100 атм (од­но­вре­мен­но с подъ­емом тем­пе­ра­ту­ры све­же­го пара до пя­ти­сот десяти гра­ду­сов), опре­де­лив­ше­го лицо от­рас­ли на бли­жай­шее де­ся­ти­ле­тие.


Послевоенный Киев. Местные "ватники", да и не только местные, а и со всей страны, восстанавливают город из руин, вопреки присущей украинцам одвічної тязі до свободи

А в 1952 году про­изо­шло со­бы­тие, ко­то­рое должно было бы по­вер­нуть ис­то­рию оте­че­ствен­ной теп­ло­тех­ни­ки на со­вер­шен­но иной путь. Впер­вые не только с СССР, но и в Европе, было пущено обо­ру­до­ва­ние на сверх­вы­со­кие па­ра­мет­ры пара, 180 атм. Про­изо­шло оно на новой Че­ре­пет­ской ГРЭС, где был введен в работу уни­каль­ный дубль-блок с ба­ра­бан­ны­ми кот­ла­ми ТП-240 мощ­но­стью 150 МВт. Пуск, ра­зу­ме­ет­ся, не прошел гладко – из­вест­ная в узких кругах при­сказ­ка «Нет по­ве­сти пе­чаль­нее на свете, чем по­ве­сти о пуске в Че­ре­пе­те» по­яви­лась именно тогда. Однако судьба этого обо­ру­до­ва­ния ока­за­лась столь же пе­чаль­ной, как и котла Рам­зи­на на ТЭЦ-9, а точнее – еще груст­нее. Блок опе­ре­дил свое время, и хотя до 1959 года было вве­де­но еще три таких еди­ни­цы, больше обо­ру­до­ва­ния на сверх­вы­со­кое дав­ле­ние в нашей стране не стро­и­лось. Со­вет­ская наука так и не сумела решить все воз­ник­шие при экс­плу­а­та­ции во­про­сы, по­это­му новые блоки оста­лись «белыми сло­на­ми». На­вер­ное, лучше было бы все-таки их решить – первая оче­редь Че­ре­пет­ской ГРЭС при всех про­бле­мах успеш­но от­ра­бо­та­ла до де­ся­тых годов, то есть, более пяти де­сят­ков лет, но от­рас­ле­вое ру­ко­вод­ство решило внед­рять преды­ду­щую сту­пень дав­ле­ния – 140 атм (также как и 100 атм, на­зван­ную «вы­со­ким дав­ле­ни­ем»). Котел же ТП-240, ока­зав­шись пре­крас­ным аг­ре­га­том, стал ту­пи­ко­вой ветвью эво­лю­ции.

Су­ще­ствен­ным стало то, что если обо­ру­до­ва­ние 100 атм ра­бо­та­ло в схемах с по­пе­реч­ны­ми свя­зя­ми, то 140 атм – и в со­ста­вах блоков. Начало серии было по­ло­же­но в 1959 году пуском блока 200 МВт с пря­мо­точ­ным по­доль­ским котлом ПК-33-83СП на Юж­но­ураль­ской ГРЭС. Затем новые блоки ти­по­вой мощ­но­сти 200 и реже 150 МВт начали расти по всей стране, как грибы. В част­но­сти, и в УССР, на­при­мер, на вве­ден­ных в экс­плу­а­та­цию в ше­сти­де­ся­тые годы блоках 200 МВт с котлом ТП-100 Бур­штын­ской, Зми­ев­ской, Ста­ро­бе­шев­ской ГРЭС.


Когда-то Бурштынскую ГРЭС строили всем Союзом. Ныне ее сотрудники выглядят так. Даже не знаю, что омерзительнее: рожи на фото, или набоб, которого они призывают посадить.

Вновь, по­вто­рим, тогда время текло иначе, чем теперь, про­гресс бук­валь­но по­ра­жал во­об­ра­же­ние. Если в 1950 году обо­ру­до­ва­ние на 100 атм было самым со­вре­мен­ным и эко­но­мич­ным, то к концу де­ся­ти­ле­тия его выпуск был прак­ти­че­ски пол­но­стью пре­кра­щен, и даже новые блоки 140 атм, ка­за­лось, мо­раль­но уста­ре­ва­ли еще до окон­ча­ния пуска. На по­вест­ку дня встал вопрос о необ­хо­ди­мо­сти ввода в экс­плу­а­та­цию обо­ру­до­ва­ния еще более вы­со­ко­го дав­ле­ния.

Ло­гич­ным было бы начать стро­и­тель­ство «че­ре­пет­ских» блоков на 180 атм, но после се­рьез­ной дис­кус­сии было при­ня­то ре­ше­ние делать ставку на сверх­кри­ти­че­ское дав­ле­ние. Ре­ша­ю­щим ар­гу­мен­том, помимо умень­ше­ния удель­но­го рас­хо­да топ­ли­ва, стала слож­ность экс­плу­а­та­ции ба­ра­бан­ных котлов в око­ло­кри­ти­че­ской об­ла­сти в срав­не­нии с пря­мо­точ­ны­ми, даже при за­кри­ти­че­ском дав­ле­нии. С высоты про­шед­ших лет можно усо­мнить­ся в вер­но­сти ре­ше­ния, но оно было при­ня­то, и от­расль пошла по вы­бран­но­му пути.

И вновь, сде­ла­ем от­ступ­ле­ние. Со­вет­ская про­мыш­лен­ность имела одну осо­бен­ность, ко­то­рую когда-то давно один летчик-фрон­то­вик из­ло­жил автору сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: ««Мес­сер­шмидт» против «Яка» – это как «Мер­се­дес» против «Жи­гу­лей»». Нам ка­жет­ся, что фраза со­вер­шен­но верная – немец­кая машина быст­рее, кра­си­вее, на­деж­нее, но со­вет­ская – де­шев­ле, ре­мон­то­при­год­нее, проще и, самое глав­ное, ее могут со­би­рать де­воч­ки после школы-вось­ми­лет­ки, да и в умелых руках – по­став­лен­ные задачи решает. Такая же ис­то­рия была и в нашей энер­ге­ти­ке, имев­шей ряд пре­иму­ществ, ко­то­рые и были ис­поль­зо­ва­ны: свет­лые головы на­уч­ных и кон­струк­тор­ских ра­бот­ни­ков, де­ше­вая ра­бо­чая сила, под­держ­ка со сто­ро­ны по­ли­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства. Однако были и сла­бо­сти: низкая ква­ли­фи­ка­ция ос­нов­ной массы ин­же­не­ров и осо­бен­но ра­бо­чих, при­ме­не­ние от­ста­лых тех­но­ло­гий на про­из­вод­стве, неуве­рен­ность ру­ко­вод­ства в при­ня­тии ре­ше­ний. На прак­ти­ке вы­хо­ди­ло так – на пе­ред­нем крае науки оте­че­ствен­ные спе­ци­а­ли­сты за­ни­ма­ли самое до­стой­ное место: к концу се­ми­де­ся­тых со­вет­ская теория кот­ло­стро­е­ния оста­ви­ла далеко позади и ев­ро­пей­цев, и аме­ри­кан­цев, а вер­ши­ной ин­же­нер­ной мысли стали нор­ма­тив­ные методы теп­ло­во­го, аэро­ди­на­ми­че­ско­го и гид­рав­ли­че­ско­го рас­че­та котлов. Но ре­а­ли­за­ция пе­ре­до­вых идей за­труд­ня­лась спо­соб­но­стя­ми про­мыш­лен­но­сти, про­бле­мы ко­то­рой при­хо­ди­лось решать раз­но­го рода «рыв­ка­ми» и «мо­би­ли­за­ци­ей». При этом, ра­зу­ме­ет­ся, по­яв­ля­лись такие планки, ко­то­рые ни­ка­ким рывком взять не выйдет, а тре­бу­ет­ся именно кро­пот­ли­вая ква­ли­фи­ци­ро­ван­ная работа (прин­цип «Ну ты же ком­му­нист! И пу­ле­мет за­стро­чил с новой силой», увы, дей­ству­ет лишь в из­вест­ном анек­до­те).

Первым симп­то­мом стал отказ от дав­ле­ния 180 атм: оно могло быть ре­а­ли­зо­ва­но на лучшей на тот момент стан­ции Союза сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми едва ли не всех ор­га­ни­за­ций со­вет­ско­го МЭС, но для по­все­мест­но­го при­ме­не­ния не го­ди­лось. Внед­ре­ние же более низкой сту­пе­ни, 140 атм, на­про­тив, было про­ве­де­но бле­стя­ще. Схожая ис­то­рия про­изо­шла и с пе­ре­хо­дом на сверх­кри­ти­че­ское дав­ле­ние. По рас­че­там, мак­си­маль­ная эко­но­мич­ность в таких усло­ви­ях со­от­вет­ству­ет блоку с двумя пром­пе­ре­гре­ва­ми и па­ра­мет­рам све­же­го пара 315 атм и 655 гра­ду­сов (по со­вет­ской клас­си­фи­ка­ции «уль­тра­сверх­кри­ти­че­ским»). Нужно ска­зать, что еще до войны в Энер­ге­ти­че­ском ин­сти­ту­те Ака­де­мии наук была со­зда­на ла­бо­ра­то­рия пара вы­со­ко­го дав­ле­ния, ко­то­рая потом раз­ви­лась в целую меж­ве­дом­ствен­ную ко­мис­сию. Ее спе­ци­а­ли­сты сумели про­счи­тать па­ра­мет­ры обо­ру­до­ва­ния этого блока, сфор­му­ли­ро­вав тре­бо­ва­ния к про­мыш­лен­но­сти, прежде всего, к свой­ствам ме­тал­ла, ра­бо­та­ю­ще­го при столь экс­тре­маль­ных усло­ви­ях. Однако в пя­ти­де­ся­тые годы вы­пол­нить их не смогли, что при­ве­ло к ре­ше­нию сни­зить па­ра­мет­ры пара до 240 атм и 560 гра­ду­сов (в со­вет­ской клас­си­фи­ка­ции именно они на­зы­ва­ют­ся «сверх­кри­ти­че­ски­ми»), а уж после их осво­е­ния, пе­рей­ти к уль­тра­сверх­кри­ти­ке. За­бе­гая вперед скажем, что этот вопрос так и не был решен: блоки на дав­ле­ние 315 атм есть много где: в США, Европе, стра­нах Даль­не­го Во­сто­ка, но только не в бывшем СССР.


Академик Стырикович - создатель науки о приручении пара сверхкритического давления.
Многие ли знают его имя?

Долгое время от­вет­ствен­ным за пря­мо­точ­ные котлы в СССР был по­доль­ский завод (ЗиО), так что именно ему и было по­ру­че­но осва­и­вать выпуск новой тех­ни­ки. Пер­вен­цем стал об­ра­зец ОП-60 для ВТИ на дав­ле­ние 300 атм, за ко­то­рым были вы­пу­ще­ны аг­ре­га­ты на 400 атм – ПК-30 для ЦКТИ и ПК-31 для род­но­го автору КПИ. На элек­тро­стан­ции, а именно, Че­ля­бин­ской ТЭЦ, первым котлом СКД стал опыт­ный ПК-12 дав­ле­ни­ем 250 атм на входе.

Для про­мыш­лен­но­го же ис­поль­зо­ва­ния было со­зда­но шест­на­дцать типов котлов, из ко­то­рых восемь нашли себе место на укра­ин­ских стан­ци­ях. О них и по­го­во­рим далее, но и опять немно­го уйдем от ос­нов­ной канвы.

Несо­мнен­ные успехи Со­вет­ско­го Союза в прак­ти­че­ском деле стро­и­тель­ства мощных блоков СКД свя­за­ны с при­ме­не­ни­ем тех­но­ло­гии «по­точ­но­го стро­и­тель­ства», поз­во­лив­шей в лучших при­ме­рах пус­кать на элек­тро­стан­ци­ях второй и сле­ду­ю­щий блоки 300 МВт через девять ме­ся­цев после начала мон­та­жа. Для срав­не­ния – два го­раз­до более про­стых блока Че­ре­пет­ской ГРЭС, за­ло­жен­ных в 2007 году, были сданы в 2014 и 2015 гг. Внед­ре­ние же этой тех­но­ло­гии свя­за­но с име­на­ми двух вы­да­ю­щих­ся спе­ци­а­ли­стов – ми­ни­стра энер­ге­ти­ки и элек­три­фи­ка­ции Петра Сте­па­но­ви­ча Непро­жне­го и его за­ме­сти­те­ля по ка­пи­таль­но­му стро­и­тель­ству Федора Ва­си­лье­ви­ча Са­пож­ни­ко­ва. Мы не будем по­дроб­но оста­нав­ли­вать­ся на опи­са­нии их тру­до­вых по­дви­гов. Это чи­та­тель и сам легко найдет в сети, если за­хо­чет. Разве что скажем, что все строй­ки элек­тро­стан­ций с 1962 по 1985 года, о ко­то­рых он про­чтет ниже – это Непо­рож­ний и Са­пож­ни­ков.



Руководители советского Министерства электростанций Непорожний и Сапожников:
настоящие эффективные менеджеры выглядят именно так

Пер­вы­ми со­вет­ски­ми кот­ла­ми СКД, пу­щен­ны­ми для работы в со­ста­ве блоков СКД, стали та­ган­рог­ские котлы ТПП-110. Ис­то­ри­че­ское со­бы­тие про­изо­шло в 1963 году сразу на двух стан­ци­ях – уже зна­ко­мой нам Че­ре­пет­ской и При­дне­пров­ской ГРЭС. Спустя два года по­доб­ный же пуск был про­ве­ден на Но­во­чер­кас­ской ГРЭС, а на Ко­на­ков­ской ГРЭС был пущен блок 300 МВт с по­доль­ским котлом ПК-41.

Ком­по­нов­ка всех уста­но­вок вы­пол­не­на по дубль-блоч­но­му ва­ри­ан­ту, что было обу­слов­ле­но упо­ми­нав­ши­ми­ся выше пси­хо­ло­ги­че­ски­ми при­чи­на­ми. При этом само ре­ше­ние имело одну чисто со­вет­скую стран­ность.

Для ее объ­яс­не­ния при­дет­ся отойти немно­го в сто­ро­ну. Дело в том, что при пуске котла пар по­да­ет­ся к тур­би­нам не сразу, а лишь по до­сти­же­нии «толч­ко­вых» па­ра­мет­ров. До того мо­мен­та он должен быть вы­бро­шен помимо тур­би­ны. В силу его до­ро­го­виз­ны он ски­ды­ва­ет­ся не в ат­мо­сфе­ру, а в кон­ден­са­тор, чтобы, охла­див­шись там, вновь вер­нуть­ся в цикл. Это по­ло­же­ние верно для любого котла, ра­бо­та­ю­ще­го по любой схеме. При блоч­ной же ком­по­нов­ке по­яв­ля­ет­ся еще одна осо­бен­ность: до мо­мен­та пуска тур­би­ны через про­ме­жу­точ­ный пе­ре­гре­ва­тель пар не про­хо­дит, и он, со­от­вет­ствен­но, не охла­жда­ет­ся.

Ре­ша­ют­ся эти про­бле­мы при­ме­не­ни­ем БРОУ (быст­ро­дей­ству­ю­щих ре­дук­ци­он­но-охла­ди­тель­ных уста­но­вок) одной из двух воз­мож­ных схем: од­но­бай­пас­ной или двух­бай­пас­ной (ко­то­рые можно по­смот­реть на взятом в ин­тер­не­те ри­су­ноч­ке).


Подробности для любознательных: одно- и двухбайпасная схема пуска блока

Оче­вид­но, что каждая из схем имеет опре­де­лен­ные плюсы и минусы. Од­но­бай­пас­ная схема проще и де­шев­ле, но тре­бу­ет ис­поль­зо­ва­ния более до­ро­гих сталей для про­ме­жу­точ­но­го пе­ре­гре­ва­те­ля: металл ра­бо­та­ет без охла­жде­ния вплоть до мо­мен­та пуска тур­би­ны (это долгие часы после рас­топ­ки). Двух­бай­пас­ная схема, на­про­тив, тре­бу­ет двух БРОУ, что дороже и слож­нее в ав­то­ма­ти­за­ции (нужно од­но­вре­мен­но ре­гу­ли­ро­вать сброс двух по­то­ков пара), но поз­во­ля­ет об­лег­чить усло­вия работы про­ме­жу­точ­но­го пе­ре­гре­ва­те­ля (а бо­ну­сом поз­во­ля­ет еще и раньше толк­нуть тур­би­ну через ци­линдр сред­не­го дав­ле­ния – пус­ко­вые па­ра­мет­ры перед ЦСД оче­вид­но до­сти­га­ют­ся раньше, чем перед ЦВД).

Ясно, что в со­вет­ской си­сте­ме хо­зяй­ство­ва­ния был сделан выбор в пользу пер­во­го ва­ри­ан­та: он де­шев­ле и проще в ре­а­ли­за­ции. Выбор этот, на­вер­ное, оправ­дан, и ирония на сей счет – едва ли умест­на. Однако в самых первых про­ек­тах блоков СКД с кот­ла­ми ТПП-110 и первых ва­ри­ан­тах с кот­ла­ми ПК-39 было при­ня­то ре­ше­ние, ко­то­рое даже по со­вет­ским меркам вы­гля­де­ло дико: пус­кать обо­ру­до­ва­ние без БРОУ. В этом случае про­грев ос­нов­но­го пе­ре­гре­ва­те­ля идет через дре­на­жи (тонкие трубки, под­клю­чен­ные в рас­сеч­ку его эле­мен­тов и на па­ро­про­во­дах к тур­бине). Оче­вид­но, что ско­рость рас­топ­ки в без­бай­пас­ной схеме по­лу­ча­ет­ся со­вер­шен­но неудо­вле­тво­ри­тель­ной (на При­дне­пров­ской ГРЭС пуск из хо­лод­но­го со­сто­я­ния мог и в лучшие годы за­ни­мать трое-чет­ве­ро суток). В таких усло­ви­ях (от­сут­ствие охла­жде­ния в те­че­ние де­сят­ков часов), про­ме­жу­точ­ный пе­ре­гре­ва­тель, из какой стали его не делай, на­деж­но ра­бо­тать не сможет. Ре­ше­ни­ем стало внед­ре­ние дубль-блоков с несим­мет­рич­ной ком­по­нов­кой: про­ме­жу­точ­ный па­ро­пе­ре­гре­ва­тель у них рас­по­ло­жен в от­дель­ном кор­пу­се, ко­то­рый рас­тап­ли­ва­ет­ся после толчка тур­би­ны. Ко­неч­но, на­звать такое ре­ше­ние оп­ти­маль­ным сложно: экс­плу­а­та­ция блоков резко услож­ня­ет­ся, на­деж­ность сни­жа­ет­ся, сроки пусков вы­хо­дят за все ра­зум­ные рамки. По этой при­чине котел ТПП-110 был из­го­тов­лен в ко­ли­че­стве лишь шести штук (две­на­дцать кор­пу­сов), и в УССР при­ме­нял­ся только на При­дне­пров­ской ГРЭС (блоки 11, 12).

Нужно ска­зать, что и та­ган­рог­ский, и по­доль­ский заводы с самого начала вы­сту­па­ли за стро­и­тель­ство мо­но­бло­ков, так что неуда­ча с котлом ТПП-100 была вы­зва­на не ошиб­ка­ми про­из­во­ди­те­лей. Но, при все том, хоть экс­пе­ри­мент и стал неудач­ным, но поз­во­лил на­ра­бо­тать необ­хо­ди­мый опыт. В част­но­сти, его след­стви­ем стало внед­ре­ние уже сим­мет­рич­ных дубль-блоков с кот­ла­ми П-50 По­доль­ско­го завода (един­ствен­ные в Укра­ине котлы этого про­из­во­ди­те­ля уста­нов­ле­ны на первых че­ты­рех блоках Кри­во­рож­ской ГРЭС в 1965-168 гг., кроме того, это обо­ру­до­ва­ние стоит на блоках №1, 2 Ка­шир­ской ГРЭС в РФ) и ТПП-210 (и его раз­но­вид­но­сти ТПП-210А). Блоки с кот­ла­ми по­след­не­го типа име­ют­ся на уже по­ми­нав­ших­ся Кри­во­рож­ской и При­дне­пров­ской, а также Три­поль­ской и Зми­ев­ской ГРЭС. Самый «старый» – пущен в 1965 году на При­дне­пров­ской ГРЭС. Самый «новый» – в 1973 на Кри­во­рож­ской ГРЭС.

К началу се­ми­де­ся­тых на­коп­лен­ный опыт экс­плу­а­та­ции моно- и дубль-блоков 150 и 200 МВт до­ка­зал, что пре­иму­ществ по на­деж­но­сти вторая схема не дает. Рас­пла­той же за ее внед­ре­ние яв­ля­ет­ся уве­ли­че­ние сто­и­мо­сти, услож­не­ние усло­вий мон­та­жа и экс­плу­а­та­ции. Неудач­ность дубль-блоч­ной схемы стала оче­вид­на для всех.

В этой связи в 1970 году та­ган­рог­ским за­во­дом был по­стро­ен котел ТПП-312, став­ший первым од­но­кор­пус­ным аг­ре­га­том СКД в СССР. В этот же период в топ­лив­ном ба­лан­се про­изо­шел пе­ре­ход от тощих углей и ан­тра­ци­тов (на сжи­га­ние ко­то­рых были рас­счи­та­ны ТПП-110, П-50 и ТПП-210) к га­зо­во­му и длин­но­пла­мен­но­му углю. Новый котел про­ек­ти­ро­вал­ся именно на это топ­ли­во. Пре­сло­ву­тая пост­май­дан­ная «мо­дер­ни­за­ция» стан­ций, равно как и раз­го­во­ры про ТЭС на ан­тра­ци­те и га­зо­вом угле – имеет свои корни именно в том вре­ме­ни.

ТПП-312 (и его раз­но­вид­ность ТПП-312А) ока­зал­ся на ред­кость удач­ным эк­зем­пля­ром, став едва ли не самым мас­со­вым уголь­ным котлом блоков 300 МВт в стране. В УССР он был уста­нов­лен на За­по­рож­ской, Уг­ле­гор­ской, Ла­ды­жин­ской и Зу­ев­ской ГРЭС. Все котлы смон­ти­ро­ва­ны в первой по­ло­вине се­ми­де­ся­тых, кроме блоков Зу­ев­ской ГРЭС, уста­нов­лен­ных в 1982-1988 гг.

Соб­ствен­но, именно стан­ции с бло­ка­ми 300 МВт, в состав ко­то­рых входят котлы ТПП-210 и ТПП-312, и стоит рас­смат­ри­вать, говоря о со­вре­мен­ной укра­ин­ской теп­ло­энер­ге­ти­ке. Они мощнее и новее прочих, и, наряду со стан­ци­я­ми, име­ю­щи­ми блоки 200 МВт (прежде всего, Ста­ро­бе­ше­ская, Лу­ган­ская и Бур­штын­ская ГРЭС) опре­де­ля­ют ее облик. Блоки же При­дне­пров­ской ГРЭС с кот­ла­ми ТПП-110 и Кри­во­рож­ской ГРЭС с кот­ла­ми П-50 – из учета можно ис­клю­чать. В первом случае из-за из­на­чаль­ной ро­до­вой травмы, а во втором – из-за фак­ти­че­ско­го сквер­но­го со­сто­я­ния, несмот­ря на все «мо­дер­ни­за­ции», ко­то­рые якобы про­ве­ли «эф­фек­тив­ные ме­не­дже­ры» Питько и Шов­ге­ля.


Запорожская ГРЭС: видна характерная особенность работы этой станции после визволення України від радянської влади - одной очередью

Мы рас­смот­ре­ли котлы че­ты­рех типов, и должны ска­зать, что оста­лось еще столь­ко же. Однако чи­та­тель должен по­ни­мать, что на сей счет речь идет при­ме­ни­тель­но к усло­ви­ям Укра­и­ны больше о ку­рье­зах, нежели о чем-то зна­чи­мом.

Первым из них стали шестой и седь­мой блоки Сла­вян­ской ГРЭС с кот­ла­ми ТПП-200 на ан­тра­ци­те. Нужно честно при­знать, что столь неудач­но­го про­ек­та в со­вет­ской энер­ге­ти­ке едва ли можно найти (разве что блок 500 МВт На­за­ров­ской ГРЭС с котлом П-49). По­ли­ти­че­ско­му ру­ко­вод­ству страны были по­за­рез нужны успехи, и ввод новых блоков 800 МВт вполне мог за них сойти. Однако даже более про­стые блоки 300 МВт в то время (рубеж ше­сти­де­ся­тых-се­ми­де­ся­тых) стро­и­лись и экс­плу­а­ти­ро­ва­лись с про­бле­ма­ми: говоря от­кро­вен­но, от­расль к внед­ре­нию СКД ока­за­лась не готова, а уж «вось­ми­сот­ка» и вовсе была не по зубам. Мало того, что ее стро­и­ли с двух­кор­пус­ным котлом, так еще и тур­би­ны вы­пол­ни­ли двух­валь­ны­ми. Фак­ти­че­ски, речь шла о двух блоках с ар­хи­слож­ны­ми по­пе­реч­ны­ми свя­зя­ми. Ра­зу­ме­ет­ся, ничего пут­но­го из этого не вышло, больше такого обо­ру­до­ва­ния нигде не стро­и­лось, а опыт был при­знан резко от­ри­ца­тель­ным. Осо­бен­но же обидно то, что со­вет­ское кот­ло­стро­е­ние чуть позже сумело со­здать пре­крас­ный уголь­ный котел для мо­но­бло­ка 800 МВт – П-67 (к со­жа­ле­нию, еще более за­ме­ча­тель­ный аг­ре­гат ТПП-804, смон­ти­ро­ван­ный на че­ты­рех блоках Перм­ской ГРЭС, так ни­ко­гда на угле и не за­ра­бо­тал), а Сла­вян­ская ГРЭС оста­ет­ся па­мят­ни­ком сде­лан­ным ошиб­кам. И можно только в оче­ред­ной раз по­вто­рить, что эту стан­цию давно сле­до­ва­ло бы без­жа­лост­но пу­стить под нож, пред­ва­ри­тель­но решив про­бле­му Ни­ко­ла­ев­ки (или, как модно сейчас го­во­рить среди ее оби­та­те­лей, Мы­ко­лай­ив­ци), для ко­то­рой она яв­ля­ет­ся гра­до­об­ра­зу­ю­щим пред­при­я­ти­ем. Впро­чем, свою роль в про­па­ган­де это обо­ру­до­ва­ние сыг­ра­ло – в ли­те­ра­ту­ре се­ми­де­ся­тых факт пуска самых мощных блоков в Европе был «от­ра­бо­тан» на все сто.


День бандеровской тряпки в Славянске: Донбасс порожняк не гонит

Кроме рас­смот­рен­ных выше пяти типов пы­ле­уголь­ных котлов для блоков 300 (ТПП-110, ТПП-210, П-50, ТПП-312) и 800 (ТПП-200) МВт, в Укра­ине также нашли себе место три типа котлов СКД, спро­ек­ти­ро­ван­ных для сжи­га­ния газо-ма­зут­но­го топ­ли­ва. Все эти котлы были весьма успеш­ны, однако их функ­ция в со­вре­мен­ных усло­ви­ях до­воль­но-таки од­но­тип­на: основа сды­ха­ю­щей на наших глазах го­род­ской элек­тро­энер­ге­ти­ки двух столиц, либо ис­точ­ник ме­тал­ло­ло­ма.

Первым из них стал котел ТГМП-314, став­ший, ве­ро­ят­но, наи­бо­лее успеш­ным котлом, из­го­тов­лен­ным в СССР. Его про­ек­ти­ро­ва­ние велось, с одной сто­ро­ны, с учетом опыта экс­плу­а­та­ции двух­кор­пус­но­го котла ТГМП-114 (в Укра­ине не встре­чав­ше­го­ся), а, с другой, как свое­об­раз­но­го газо-ма­зут­но­го ва­ри­ан­та котла ТПП-312. В ре­зуль­та­те, как и в случае с пы­ле­уголь­ным про­то­ти­пом, по­лу­чил­ся на ред­кость удач­ный эк­зем­пляр. Более того, можно ска­зать, что ТГМП-314 ока­зал­ся именно «легкой вер­си­ей» ТПП-312, будучи пол­но­стью с ним уни­фи­ци­ро­ван­ным по кон­струк­ции. Удач­ный об­ра­зец нашел себе место не только на ГРЭС, как уголь­ные котлы СКД, но и на многих ТЭЦ круп­ных го­ро­дов Союза в со­ста­ве теп­ло­фи­ка­ци­он­ных блоков Т-250/300. В УССР его можно встре­тить на Ки­ев­ской ТЭЦ-5 (где на двух блоках вполне ис­прав­но несет­ся тре­бу­е­мая на­груз­ка) и Три­поль­ской ГРЭС (где два блока мед­лен­но уми­ра­ют, да как бы уже и не умерли).

Раз­ви­ти­ем се­мей­ства котлов ТГМП-314 (и ТПП-312) стал ряд аг­ре­га­тов, ра­бо­та­ю­щих под над­ду­вом, ко­то­рые на укра­ин­ских стан­ци­ях (Ки­ев­ская ТЭЦ-6 и Харь­ков­ская ТЭЦ-5) пред­став­ле­ны кот­ла­ми ТГМП-344. Из­го­тов­лен­ные уже на излете Союза, эти из­де­лия стали, по­жа­луй, вер­ши­ной со­вет­ской кот­ло­стро­и­тель­ной мысли, так как были пер­вы­ми со­вет­ски­ми аг­ре­га­та­ми (наряду с ба­ра­бан­ным ТГМЕ-464), ре­аль­но спо­соб­ны­ми ра­бо­тать под над­ду­вом. К со­жа­ле­нию, в связи с из­вест­ны­ми со­бы­ти­я­ми, после 1991 года эта линия раз­ви­вать­ся пе­ре­ста­ла.


Киевская ТЭЦ-6 - казалось бы, самая современная тепловая электростанция Украины - даже на фотографиях выглядит "неаппетитно"

На­ко­нец, по­след­ним из рас­смат­ри­ва­е­мых котлов яв­ля­ет­ся котел для блока 800 МВт ТГМП-204. Его в какой-то мере можно на­звать «дво­ю­род­ным брат­цем» котла ТГМП-344, по­сколь­ку он, как и рас­смот­рен­ный выше об­ра­зец, был раз­ви­ти­ем котла ТГМП-324, от­но­ся­ще­го­ся к се­мей­ству котлов ТГМП-314. ТГМП-204 также пред­по­ла­га­лось ис­поль­зо­вать для работы под над­ду­вом, но ос­нов­ным топ­ли­вом яв­лял­ся мазут. Ис­точ­ни­ком же его должны были стать со­вет­ские неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щие заводы, для ко­то­рых мазут яв­лял­ся по­боч­ным про­дук­том пе­ре­гон­ки нефти. Ли­ней­ка блоков 800 МВт с этими аг­ре­га­та­ми была весьма мно­го­обе­ща­ю­щей (на­при­мер, круп­ней­шая со­вет­ская ТЭС – Сур­гут­ская ГРЭС-2 – обо­ру­до­ва­на именно ими), и по­след­ни­ми вве­ден­ны­ми кот­ла­ми СКД на пост­со­вет­ском про­стран­стве (Та­ли­мар­джан­ская и Ниж­не­вар­тов­ская ГРЭС) стали именно они. В Укра­ине успели по­стро­ить шесть таких блоков – по три на Уг­ле­гор­ской и За­по­рож­ской ГРЭС. До 2005 года они ис­прав­но несли ба­зо­вую на­груз­ку, но затем, в связи с га­зо­вым кон­флик­том, как и блоки с кот­ла­ми ТГМП-314 Три­поль­ской ГРЭС, также пре­вра­ти­лись в ис­точ­ник ме­тал­ло­ло­ма.

Вот мы и рас­смот­ре­ли крат­кую ис­то­рию ко­тель­но­го обо­ру­до­ва­ния сверх­кри­ти­че­ско­го дав­ле­ния на укра­ин­ских ТЭС. Несмот­ря на многие про­бле­мы и слож­но­сти, она ока­за­лась удач­ной, поз­во­лив энер­ге­ти­кам сперва со­вет­ской рес­пуб­ли­ки, а, затем, и «неза­ви­си­мой дер­жа­вы», решать все сто­яв­шие перед ними про­бле­мы. В за­клю­че­ние же необ­хо­ди­мо ска­зать еще об одном ас­пек­те, не самом важном, но про­мол­чать о ко­то­ром нельзя.

Мы пла­ни­ру­ем на­сто­я­щей ста­тьей за­кон­чить «под­го­то­ви­тель­ный», на­ча­тый почти год назад, этап перед на­пи­са­ни­ем очерка о теп­ло­вой энер­ге­ти­ке Укра­и­ны. Сложно ска­зать, на­сколь­ко этот очерк найдет своего чи­та­те­ля, и на­сколь­ко он вообще пред­став­ля­ет для кого-то ин­те­рес (скорее, видимо, «нет», чем «да»), но неболь­шой анонс сде­лать хо­чет­ся.

Одной из тем для об­суж­де­ния в нем станут пер­спек­ти­вы этого на­прав­ле­ния ге­не­ра­ции в Укра­ине. Ра­зу­ме­ет­ся, там будет и более-менее по­дроб­ное осве­ще­ние, сейчас же скажем глав­ное. Эпоха укра­ин­ских, как и со­вет­ских вообще, блоков СКД уходит в про­шлое. По­след­ние из них – вось­ми­сот­ме­га­ватт­ные «ма­сто­дон­ты» с кот­ла­ми ТГМП-204 №2 Ниж­не­вар­тов­ской ГРЭС и №1 Та­ли­мар­джан­ской ТЭС – были сданы в 2003 и 2004 годах, со­от­вет­ствен­но (ну и, ко­неч­но, как еще не вспом­нить уди­ви­тель­ный пуск тре­тье­го блока Бе­ре­зов­ской ГРЭС с котлом П-67, фор­маль­но про­хо­дя­щий по этому же списку, но, по по­нят­ным при­чи­нам, не упо­мя­ну­тый). В любом случае, к се­ре­дине те­ку­ще­го века это обо­ру­до­ва­ние по­все­мест­но будет вы­ве­де­но из работы, хотя, ко­неч­но, от­дель­ные уста­нов­ки кое-где оста­нут­ся, вос­при­ни­ма­ясь, ве­ро­ят­но, бу­ду­щи­ми по­ко­ле­ни­я­ми при­мер­но так же, как сейчас вос­при­ни­ма­ет­ся, на­при­мер, со­хра­нив­ше­е­ся на от­дель­ных стан­ци­ях тро­фей­ное немец­кое обо­ру­до­ва­ние.

Что же придет ему на смену? На­при­мер, для случая РФ ответ из­ве­стен – ставка сде­ла­на на па­ро­га­зо­вые уста­нов­ки с пре­иму­ще­ствен­но им­порт­ным обо­ру­до­ва­ни­ем (а в га­зо­тур­бин­ной части – так и только прак­ти­че­ски им­порт­ным, даже если не счи­тать та­ко­вым по­дел­ки харь­ков­ско­го и ни­ко­ла­ев­ско­го за­во­дов, а также машины Сименс, к ко­то­рым в Санкт-Пе­тер­бур­ге при­кру­чи­ва­ют за­вод­ские таб­лич­ки с на­зва­ни­ем ГТЭ-160). На­сколь­ко это ре­ше­ние ра­зум­но – от­ве­тить, на самом деле, крайне непро­сто. С одной сто­ро­ны, все оче­вид­но: за­куп­ка кри­ти­че­ски важ­но­го вы­со­ко­тех­но­ло­ги­че­ско­го обо­ру­до­ва­ния у двух за­пад­ных по­став­щи­ков GE (вклю­чая Ан­саль­до, чьи машины по­став­ле­ны на ТЭЦ-26 Мос­энер­го) и Сименс – ра­зу­ме­ет­ся, свет­лых мыслей даже у ру­ко­вод­ства рос­сий­ско­го Минэнер­го вы­звать не может. И дело тут даже не в том, что за рубеж уте­ка­ет валюта, причем в объ­е­мах, куда боль­ших, чем по­став­лен­ные услуги стоят на самом деле, но и в по­ли­ти­че­ских про­бле­мах. Когда только было объ­яв­ле­но о том, что на новых крым­ских элек­тро­стан­ци­ях будут уста­нов­ле­ны па­ро­га­зо­вые уста­нов­ки Сименс, автор, в то время непло­хо от­но­сив­ший­ся к РФ, крайне уди­вил­ся: по­ли­ти­че­ские риски сего ре­ше­ния были столь оче­вид­ны, что, ка­за­лось, пе­ре­ве­ши­ва­ли любые тех­но­ло­ги­че­ские выгоды. Ныне же, спустя три года, можно ска­зать, что по­ли­ти­ка весьма здо­ро­во под­пор­ти­ла ре­а­ли­за­цию ам­би­ци­оз­но­го про­ек­та, и, хотя воз­ник­шие про­бле­мы в ходе стро­и­тель­ства, ка­жет­ся, успеш­но пре­одо­ле­ны, но оче­вид­но, что в про­цес­се экс­плу­а­та­ции и тех­ни­че­ско­го об­слу­жи­ва­ния стан­ций они вновь воз­ник­нут, и их опять при­дет­ся пре­одо­ле­вать с такими же уси­ли­я­ми. А ведь крым­ские слож­но­сти – это, на самом деле, лишь ма­лень­кая тень того, что может при­клю­чить­ся в случае, если Запад все­рьез возь­мет­ся за рос­сий­скую элек­тро­ге­не­ра­цию.

Однако, с другой сто­ро­ны, такое по­ло­же­ние дел воз­ник­ло не по злой воле «про­дав­ших­ся чи­нов­ни­ков». Еще в 2003 году в при­ня­той пра­ви­тель­ством страны энер­ге­ти­че­ской стра­те­гии на период до 2020 года пред­по­ла­га­лось уве­ли­че­ние доли угля в топ­лив­ном ба­лан­се и со­зда­ние рос­сий­ских ПГУ. Однако ре­аль­ность ока­за­лась иной: задачу со­зда­ния кон­ку­рен­то­спо­соб­ной га­зо­вой тур­би­ны ры­бин­ский завод про­ва­лил (машины, по­став­лен­ные на Ива­нов­скую ГРЭС и ГРЭС-24, так толком и не за­ра­бо­та­ли за почти пол­то­ра де­сят­ка лет раз­лич­ных мо­дер­ни­за­ций), а новые уголь­ные блоки можно пе­ре­счи­тать по паль­цам. К ним от­но­сят­ся три уста­нов­ки 225 МВт с ба­ра­бан­ны­ми кот­ла­ми на Ха­ра­нор­ской и Че­ре­пет­ской ГРЭС, а также блок СКД №9 с котлом ЦКС на Но­во­чер­кас­ской ГРЭС (во всех слу­ча­ях котлы та­ган­рог­ско­го завода). При этом нужно от­ме­тить, что уста­нов­ки эти – весьма и весьма непло­хие (хотя но­во­чер­кас­скую из­ряд­но портит дрян­ная харь­ков­ская тур­би­на), но их число оче­вид­но не до­ста­точ­но. Еще стоит вспом­нить блок СКД №10 Тро­иц­кой ГРЭС, но ка­че­ство про­ек­та этой жем­чу­жи­ны ки­тай­ской ин­же­нер­ной мысли вполне со­от­вет­ству­ет по­ми­нав­ше­му­ся выше ка­че­ству про­ек­та Сла­вян­ской ГРЭС. В такой си­ту­а­ции внед­ре­ние им­порт­ных ПГУ, поз­во­лив­шее су­ще­ствен­но об­но­вить парк ге­не­ра­ции, яв­ля­лось, вполне ве­ро­ят­но, что и по­ло­жи­тель­ным яв­ле­ни­ем, несмот­ря на все по­боч­ные про­бле­мы.

Однако в случае РФ, какая-ни­ка­кая новая ге­не­ра­ция все же в двух­ты­сяч­ные годы была по­стро­е­на, и теперь, по край­ней мере, можно спо­рить о том, на­сколь­ко она успеш­на. В Укра­ине же ничего такого толком про­ве­де­но не было (патріотична гро­мадськість, ко­неч­но, вспом­нит про дей­стви­тель­но се­рьез­ные ре­кон­струк­ции ряда стан­ций, но это все же не то). По этой при­чине про­бле­ма «ста­ре­ния» теп­ло­вой ге­не­ра­ции стоит куда острее, и вопрос о том, что придет на смену – имеет не только ака­де­ми­че­ский ха­рак­тер.

Со­вер­шен­но оче­вид­но, что то обо­ру­до­ва­ние, ко­то­рое за­ме­стит собой ны­неш­ние ТЭС, станет по­след­ним за­мет­ным по­ко­ле­ни­ем теп­ло­эне­ре­ге­ти­че­ских уста­но­вок в стране. По­ло­же­ние дел ныне таково, что либо че­ло­ве­че­ство в те­ку­щем сто­ле­тии освоит аль­тер­на­тив­ные ис­точ­ни­ки по­лу­че­ния элек­три­че­ства, либо его ждет па­де­ние в про­пасть, из ко­то­рой, скорее всего, выхода уже не будет. Сложно ска­зать, что именно придет на смену углю и уг­ле­во­до­ро­дам – будет ли это управ­ля­е­мый тер­мо­яд, на­учит­ся ли че­ло­ве­че­ство эф­фек­тив­но ис­поль­зо­вать во­ис­ти­ну без­гра­нич­ную энер­гию океана, ветра и солнца, либо «вы­стре­лит» нечто совсем новое, изу­ча­е­мое сейчас лишь неболь­шим числом тео­ре­ти­ков, дать ответ мы не можем. На­пом­ним лишь, что, когда в 1953 году пус­ка­лись блоки све­х­вы­со­ко­го дав­ле­ния на Че­ре­пет­ской ГРЭС, что ка­за­лось пре­де­лом меч­та­ний для многих ин­же­не­ров, уже шло про­ек­ти­ро­ва­ние первой в мире Об­нин­ской АЭС, чьи сестры бук­валь­но пе­ре­вер­ну­ли всю энер­ге­ти­ку за два де­сят­ка лет.

Столь же сложно ска­зать, каков будет облик новых укра­ин­ских ТЭС – от­рас­ле­вое ру­ко­вод­ство сим во­про­сом не за­ни­ма­ет­ся, «за­мы­ли­вая» его тем, что иначе как ма­ни­лов­щи­ной на­звать невоз­мож­но. Однако его точно не будут опре­де­лять блоки СКД. Эти ди­но­зав­ры бес­по­во­рот­но канут в Лету: усло­вий для стро­и­тель­ства таких стан­ций в по­треб­ном ко­ли­че­стве сейчас нет. Только со­вет­ская страна с ее жест­кой пла­но­вой эко­но­ми­кой и ко­лос­саль­ной мо­би­ли­за­ци­он­ной мощью могла решать столь мас­штаб­ные задачи. В ры­ноч­ной же Укра­ине нет даже своего ко­тель­но­го завода, а Тур­бо­атом, хоть и имеет слав­ную ис­то­рию, но уми­ра­ет, и отнюдь не мед­лен­но. Блоки СКД (как и атом­ные, между прочим) стро­и­лись всей огром­ной стра­ной, уж никак не за­ни­мав­шей в ми­ро­вом рас­пре­де­ле­нии труда место ниже вто­ро­го (а по многим по­зи­ци­ям и твердо сто­яв­шей первой). Укра­и­на же с ее ду­ше­вым ВВП (2205 дол­ла­ров) сто­я­щая выше Ни­ка­ра­гуа, но все же ниже Вьет­на­ма (2135 и 2327 веч­но­зе­ле­ных порт­ре­тов Ва­шинг­то­на, со­от­вет­ствен­но) – с такой за­да­чей не спра­вит­ся, да она и не ста­вит­ся. Даже куда более бла­го­по­луч­ной пу­тин­ской России с ВВП в 8664 дол­ла­ра (что, впро­чем, меньше, чем у раз­гром­лен­но­го пер­ма­нент­ной войной Ливана, либо за­га­доч­но­го го­су­дар­ства Палау) не уда­лось толком мо­дер­ни­зи­ро­вать со­вет­скую энер­ге­ти­ку. Куда уж ны­неш­ней Країні мрій…

И, ко­неч­но, глав­ное, чего не хва­та­ет оскол­кам СССР сейчас – это людей. И не просто людей, а того сорта, ко­то­рый обес­пе­чил по­точ­ное стро­и­тель­ство блоков СКД: тех, кто начав со­зна­тель­ную жизнь мо­ло­ды­ми ин­же­не­ра­ми на строй­ках ГОЭЛРО, обес­пе­чил нищей стране ко­лос­саль­ный рывок, затем бил фа­ши­стов на фрон­тах Ве­ли­кой войны, либо са­мо­от­вер­жен­но тру­дил­ся в тылу, обес­пе­чи­вая столь нужные ме­га­ват­ты, а после Победы вновь вы­та­щил СССР из руин, со­вер­шив по­и­стине неве­ро­ят­ное. Ну, и, ко­неч­но, нужны иные ру­ко­во­ди­те­ли – фигуры И.В. Ста­ли­на, Н.С. Хру­ще­ва и Л.И. Бреж­не­ва (а также и рангом пониже) – ра­зу­ме­ет­ся, спорны, и окон­ча­тель­ная их ха­рак­те­ри­сти­ка будет дана не на нашем веку, но невоз­мож­но от­ри­цать, что именно они и со­зда­ва­ли усло­вия для по­яв­ле­ния таких ти­та­нов как Непо­рож­ний и Са­пож­ни­ков, без ко­то­рых ни­ка­ких блоков СКД бы и не было. Впро­чем, были и иные энер­го­стро­и­те­ли того по­ко­ле­ния, ко­то­рых не грех упо­мя­нуть – Д.Г. Жи­ме­рин и Р.Г. Хенох, тео­ре­ти­ки, обес­пе­чив­шие со­от­вет­ству­ю­щую базу – М.А. Сты­ри­ко­вич и В.А. Ки­рил­лин, го­су­дар­ствен­ные де­я­те­ли Г.М. Кр­жи­жа­нов­ский и М.Г. Перву­хин, а также еще мно­же­ство ученых, стро­и­те­лей, мон­таж­ни­ков, про­ек­ти­ров­щи­ков, на­лад­чи­ков, за­вод­чан и экс­плу­а­та­ци­он­ни­ков, ко­то­рые сейчас, по­жа­луй, и мало кому из­вест­ны. Со­вре­мен­ная же Укра­и­на, воз­глав­ля­е­мая стер­вят­ни­ка­ми, жи­ру­ю­щи­ми на раз­во­ро­вы­ва­нии ото­рван­но­го куска Боль­шой России, про­ду­ци­ру­ет, в ос­нов­ном, без­мозг­лое быдло, предел меч­та­ния ко­то­ро­го – ка­рье­ра чер­но­ра­бо­че­го у доб­ро­го пана (ну, или, чтобы быть объ­ек­тив­ным, ма­ло­душ­ных эс­ка­пи­стов, как автор). И этому про­дук­ту едва ли удаст­ся до­бить­ся чего-либо по­хо­же­го на то, чего до­би­лись их предки.


Понятно, что таких фотографий можно наделать в любой стране мира, но эта все же уж очень показательна...

Более того, при ны­неш­ней власти задача эта, по­вто­рим­ся, и не стоит: для хозяев кодлы, пра­вя­щей в ны­неш­ней Укра­ине – по­след­няя яв­ля­ет­ся не более, чем за­точ­кой, во­ткну­той в брюхо РФ. И судьба за­точ­ки их, ра­зу­ме­ет­ся, мало вол­ну­ет. А что за­точ­ка на­сквозь ржавая, так это с точки зрения вты­ка­ния в брюхо – лишь до­пол­ни­тель­ный плюс. По­это­му мо­дер­ни­за­ция укра­ин­ской энер­ге­ти­ки воз­мож­на лишь в том случае, если этот голем сдох­нет (а, что он сде­ла­ет это сам по себе – весьма со­мни­тель­но), а за­ни­ма­е­мые им земли вновь станут тем, чем они были всегда – Югом России.


Еще меньше ста лет назад мысль о том, что Донбасс - не Россия, казалась абсурдной: Sic transit gloria mundi ...

Как же тогда будет вы­гля­деть ти­пич­ная та­мош­няя ТЭС? По­про­бу­ем кратко опи­сать, опи­ра­ясь, скорее на ин­ту­и­цию, нежели на точный расчет, пре­дав­шись той же ма­ни­лов­щине, ко­то­рой мы чуть выше упрек­ну­ли ки­ев­ский па­ха­нат. Во-первых, топ­ли­вом для нее будут не тра­ди­ци­он­ные для Укра­и­ны ан­тра­ци­ты и тощие угли, либо менее тра­ди­ци­он­ные, но рас­про­стра­нен­ные на блоках с кот­ла­ми ТПП-312 га­зо­вые и длин­но­пла­мен­ные угли, а бурые угли Укра­ин­ско­го щита и иных ме­сто­рож­де­ний. Дело в том, что лег­ко­до­бы­ва­е­мый ка­мен­ный уголь в Укра­ине уже из­вле­чен, причем давно: рен­та­бель­ность за­пад­но­дон­бас­ских шахт не вы­дер­жи­ва­ет ни­ка­кой кри­ти­ки, и их сле­до­ва­ло бы без из­лиш­ней сен­ти­мен­таль­но­сти за­крыть еще лет два­дцать назад, как это было про­де­ла­но в Во­сточ­ном Дон­бас­се (Ро­стов­ская об­ласть). Да, спра­воч­ни­ки по­ка­зы­ва­ют, что запасы ка­мен­но­го угля в Укра­ине на по­ря­док пре­вы­ша­ют запасы бурого, но, как го­во­рит­ся, «есть ложь, боль­шая ложь и ста­ти­сти­ка». Во-первых, бурый уголь здесь ни­ко­гда толком не до­бы­вал­ся, иначе, чем на топ­лив­ные бри­ке­ты для на­се­ле­ния, со­от­вет­ствен­но, и раз­вед­ка его толком не велась: прак­ти­че­ски на­вер­ня­ка, при со­от­вет­ству­ю­щих вло­же­ни­ях в гео­ло­гию, будут об­на­ру­же­ны бо­га­тей­шие запаса этого топ­ли­ва. А, во-вторых, снова скажем, что пре­сло­ву­тую «S-об­раз­ную» кривую можно встре­тить везде, и в укра­ин­ской топ­ли­во­до­бы­че также: ка­мен­но­го угля оста­лось в недрах еще очень много, но из­вле­кать его все труд­нее. На­про­тив, бурый уголь до сих пор может до­бы­вать­ся без су­ще­ствен­ных затрат.

На новых стан­ци­ях, скорее всего (опять-таки, чи­та­тель, мы меч­та­ем!), будут при­ме­нять­ся котлы ЦКС. Они имеют три важных пре­иму­ще­ства. Во-первых, поз­во­ля­ют успеш­но сжи­гать топ­ли­во с ухуд­шен­ны­ми по­ка­за­те­ля­ми. Во-вторых, отказ от пы­ле­при­го­тов­ле­ния поз­во­лит из­бе­жать при­ме­не­ния слож­ных мель­нич­но-транс­порт­ных ме­ха­низ­мов, тре­бу­ю­щих боль­ших затрат элек­тро­энер­гии. Кроме того, при­ме­ни­тель­но к взрыво- и по­жа­ро­опас­ным бурым углям, это поз­во­лит еще и умень­шить риск се­рьез­ных аварий: взо­рвать или под­жечь пыль куда проще, чем боль­шие куски. Из­го­тав­ли­вать­ся эти котлы будут в Та­ган­ро­ге, благо завод успеш­но спра­вил­ся с по­став­кой (пусть и по фин­ской ли­цен­зии) такого обо­ру­до­ва­ния на Но­во­чер­кас­скую ГРЭС. Польза будет и пред­при­я­тию: мас­со­вая от­груз­ка котлов ЦКС на новые стан­ции поз­во­лит ему ожить от ны­неш­не­го ко­ма­тоз­но­го со­сто­я­ния и на­ра­бо­тать «ре­фе­ренс» на таких аг­ре­га­тах, ко­то­рые в усло­ви­ях «пика ре­сур­сов» ока­жут­ся весьма вос­тре­бо­ва­ны в мире.

Па­ра­мет­ры пара на этих котлах будут до­кри­ти­че­ски­ми. По­вы­шен­ная эко­но­мич­ность блоков СКД об­рат­ной сто­ро­ной имеет по­вы­ше­ние ка­пи­таль­ных затрат из-за по­треб­но­сти в сталях до­ро­гих клас­сов и го­раз­до тре­бо­ва­тель­нее к пер­со­на­лу. Блоки с ба­ра­бан­ны­ми кот­ла­ми по­ка­за­ли, что, хотя их эко­но­мич­ность и ниже, но прочие плюсы спо­соб­ны ни­ве­ли­ро­вать этот минус. Их мощ­ность будет лежать в диа­па­зоне 200-300 МВт, то есть, в таких уста­нов­ках энер­ге­ти­ки встре­тят своих хо­ро­ших зна­ко­мых (именно блоки мощ­но­стью 200 и 300 МВт были «ста­но­вым хреб­том» со­вет­ской теп­ло­энер­ге­ти­ки). Но это не будет оче­ред­ным из­да­ни­ем ти­по­вых со­вет­ских про­ек­тов ГРЭС-1200 и ГРЭС-2400, они оста­нут­ся в про­шлом. За основу будут взяты «про­дви­ну­тые двух­сот­ки», пе­ре­до­вые блоки мощ­но­стью 210-225 МВт, вроде тех, что в двух­ты­сяч­ные годы были вве­де­ны на Пра­во­бе­реж­ной ТЭЦ-5 и уже по­ми­нав­ших­ся Че­ре­пет­ской и Ха­ра­нор­ской ГРЭС. Тем более, что ЛМЗ освоил выпуск турбин для них. Кроме того, будет учтен и опыт стро­и­тель­ства блока 300 МВт с ба­ра­бан­ным котлом, на про­сто­рах СССР неве­до­мо­го, но по­стро­ен­но­го «Си­ло­вы­ми ма­ши­на­ми» в се­ре­дине двух­ты­сяч­ных для Вьет­на­ма (ТЭС «Вонгби» с та­ган­рог­ским котлом ТПЕ-318СО, ко­то­рый, к тому же, пускал гор­лов­ский ОРГРЭС). Наи­бо­лее ве­ро­ят­ной же мощ­но­стью станет 250 МВт, ко­то­рую обес­пе­чат мо­ло­дые та­ган­рог­ские кон­струк­то­ры, взяв за основу котлы ТПЕ-223 и ТПЕ-215, и по­вы­сив им па­ро­про­из­во­ди­тель­ность. А пи­тер­ские за­вод­чане сумеют «рас­ка­чать» на 10% тур­би­ну К-225-140 до по­треб­ной мощ­но­сти, и по­мо­гут на­ла­дить их выпуск на «Тур­бо­ато­ме». Также та­ган­рож­цы при пе­ре­хо­де к ЦКС не по­те­ря­ют и ма­нев­рен­ность ТПЕ-223, спо­соб­но­го раз­гру­жать­ся на угле до неве­ро­ят­ных 30% но­ми­наль­ной на­груз­ки.

При про­ек­ти­ро­ва­нии стан­ций в целом, ин­сти­ту­ты не по­вто­рят ошибок, при­вед­ших к по­яв­ле­нию мон­стров вроде Ста­ро­бе­шев­ской, Зми­ев­ской или Бур­штын­ской ГРЭС с де­сят­ком блоков, экс­плу­а­та­ция ко­то­рых пре­вра­ща­ет­ся для ин­же­не­ров в на­сто­я­щую го­ло­во­лом­ку. Нет, стан­ции мощ­но­стью 1000 МВт будут иметь по четыре оди­на­ко­вых блока, не более. Иден­тич­ная же ком­по­нов­ка поз­во­лит, от­ра­бо­тав за­ме­ча­ния на го­лов­ных об­раз­цах, потом «печь» их «как пи­рож­ки», ничем не хуже, чем во вре­ме­на Са­пож­ни­ко­ва.

По­сколь­ку после воз­вра­ще­ния юж­но­рус­ских земель в свое нор­маль­ное со­сто­я­ние си­ту­а­ция там будет не лучше, чем во вре­ме­на пер­во­го при­со­еди­не­ния при Алек­сее Ми­хай­ло­ви­че, то по­треб­ность в элек­тро­энер­гии будет меньше, чем даже сейчас. Ду­ма­ет­ся, что мак­си­маль­ная по­треб­ная на­груз­ка стан­ций со­ста­вит не более 15 тыс. МВт, что при трид­ца­ти­про­цент­ном ре­зер­ви­ро­ва­нии со­от­вет­ству­ет 20 тыс. МВт уста­нов­лен­ной мощ­но­сти. Ее струк­ту­ра не будет столь из­вра­щен­ной как сейчас, когда более по­ло­ви­ны элек­тро­энер­гии вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся на АЭС. Нет, она будет по­де­ле­на при­мер­но по­ров­ну между атом­ны­ми, теп­ло­вы­ми и гид­рав­ли­че­ски­ми (в том числе ГАЭС) стан­ци­я­ми, мощ­ность каждой со­став­ля­ю­щей триады ока­жет­ся при­мер­но 7000 МВт. По­явят­ся, ко­неч­но, и эле­мен­ты «зе­ле­ной ге­не­ра­ции», но, по край­ней мере, на первом этапе, они будут носить ха­рак­тер скорее экс­пе­ри­мен­таль­ный, при­зван­ный от­ра­бо­тать тех­но­ло­гию, так что в общий баланс мы их не за­чис­ля­ем.

Значит ли это, что по­тре­бу­ет­ся семь ГРЭС мощ­но­стью по 1000 МВт, чтобы обес­пе­чить это усло­вие? Нет. Дело в том, что часть этой мощ­но­сти возь­мут на себя ТЭЦ, рас­по­ло­жен­ные в го­ро­дах, и несу­щие важ­ней­шую со­ци­аль­ную на­груз­ку – теп­ло­фи­ка­цию. После того, как морок укра­ин­щи­ны рас­се­ет­ся, Киев, вечный ис­точ­ник этой заразы, пе­ре­ста­нет быть круп­ным го­ро­дом, а пре­вра­тит­ся в музей ис­то­ков рус­ской го­су­дар­ствен­но­сти вроде Ангкор-Вата. Но зато круп­ные рус­ские города – Харь­ков, Одесса, Ека­те­ри­но­дар (ра­зу­ме­ет­ся, Ека­те­ри­но­слав - М.С.), Донецк – осво­бо­див­шись от ярма, за­бли­ста­ют новой силой. Туда будут стре­мить­ся, как жители неболь­ших міст, жизнь в ко­то­рых будет по­на­ча­лу неснос­на, так и пе­ре­се­лен­цы из более су­ро­вых об­ла­стей Ве­ли­ко­рос­сии, впе­чат­лен­ные, как и в про­шлые века, бла­го­дат­ным кли­ма­том Новой Руси. И никто не поз­во­лить жечь в этих воз­рож­ден­ных по­ли­сах уголь: на че­ты­рех го­род­ских ТЭЦ будут стоять по две па­ро­га­зо­вые уста­нов­ки, хотя бы хорошо из­вест­но­го в РФ типа Т-450. Так что, ду­ма­ет­ся, ми­ни­мум 3600 МВт мощ­но­сти при­дет­ся на их долю, а круп­ных ГРЭС по­тре­бу­ет­ся также четыре. Ин­ту­и­тив­но по­нят­ны и места их рас­по­ло­же­ния, на пло­щад­ках сле­ду­ю­щих ны­неш­них стан­ций: Мол­дав­ской, За­по­рож­ской, Уг­ле­гор­ской и Зми­ев­ской ГРЭС. Свяжут их между собой (а также с че­тырь­мя круп­ны­ми ТЭЦ, Южно-Укра­ин­ской АЭС (2000 МВт), За­по­рож­ской АЭС (5000 МВт) и гид­ро­стан­ци­я­ми дне­пров­ско­го и дне­стров­ско­го кас­ка­дов) линии 750 кВ, основу ко­то­рых со­ста­вит при­ве­ден­ная в удо­вле­тво­ри­тель­ное со­сто­я­ние еще со­вет­ская ВЛ Волж­ская ГЭС – За­пад­ная Укра­и­на.

Словом, вот такие пироги. А ве­ро­ят­ность их при­го­тов­ле­ния может по­пы­тать­ся оце­нить каждый. Источник

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  1. 0
    Pit
    Читатель | 17 коммент | 0 публикаций | 14 сентября 2018 20:12
    Кто-нибудь смог это дочитать до конца? :/
    Показать
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.