Украинец рассказал, как шпионил в Донецке » E-news.su
ЧАТ

Украинец рассказал, как шпионил в Донецке

10:08 / 10.07.2018
578
0
Украинец рассказал, как шпионил в Донецке

Проект «Россиянин в Донбассе» продолжает публиковать отрывки из дневника ранее задержанного в ДНР украинца Станислава Асеева (Станислава Васина), в которых тот рассказывает о том, как под видом блогера и журналиста работал на территории Республики на украинскую разведку.

В опубликованном отрывке задержанный блогер жалуется на то, как тяжело ему было работать на ГУР, а также признаётся, что его неоднократно терзали муки совести.


«Я доставал им данные, завязывал новые связи, выводил на нужных людей. Никого не интересовало, что там у вас на душе, пока вы справлялись. А я справлялся», – рассказывает он.

«Я редко покидал Донецк. Выезжал от силы на день для встречи с разведкой. Но в те редкие случаи, когда я получал на свободе два дня, для меня всё менялось. Первые сутки казались мне раем – именно тем, чего так не хватало. С меня спадал круглосуточный груз, словно все эти месяцы я жил, не разгибая спины. Но на второй день всё менялось: я не мог выносить даже очереди в городском супермаркете…», – пишет Асеев в своём дневнике.

«Однажды я заболел, и по причине того, что моя жизнь скатилась к абсолютному одиночеству, единственным, кто интересовался моим здоровьем, был парень с разведки. Правда, интересовался по причине того, что «наша победа откладывается», пока я валяюсь в постели. Но я бы никогда не подумал, что настанет время, когда моим бронхитом будет интересоваться местное ЦРУ», – признаётся блогер.

Шпион поясняет, почему по заданию Киева в Донецке не удалось сформировать вооруженное подполье из числа оставшихся сторонников Украины.

«Как бы там ни было, а французских маки здесь не вышло. Причин тому было несколько. Первая – страх: люди не хотели ставить на кон свою жизнь, работу, тёплый ужин, привычный уклад и размеренный быт. Все мы имели немного, но большинство не готово рискнуть даже этим. Вторая – обида. 90 процентов из тех, к кому я обращался, задавали один и тот же вопрос: «Где вы были раньше?». Почему сдавали одно здание за другим, город за городом? Почему вы не справились тогда, когда у вас было для этого всё, – и теперь просите нас, когда у нас нет ничего? Мы действительно были никем – один человек с пистолетом в Донецке ничего не решал. Не решил бы и взвод. И люди резонно задавали вопрос: так ради чего мне рисковать своей жизнью, если здесь нет никого, кто способен изменить положение дел?».

Часто украинский шпион проваливал задание из-за мук совести.

“Страх, обида и ненависть – привычный коктейль для войны. Проблема была в другом: враг был словно туман. Да, нас окружали люди в пиксельном камуфляже, и все понимали, кто они здесь. И всё же они говорили на одном языке, носили ту же одежду, часто жили на одной лестничной клетке и стояли в той же церкви на Пасху, где стояли и вы. Не было чувства, что здесь – или-или. Когда твой сосед снял камуфляж и ведёт за руку дочь, – вопрос о том, сможешь ли всадить в него нож, покидает границы фейсбука и приобретает совсем другие черты. Думаю, порой всем нам казалось, что это всё – невозможно. Неправда, ложь, вымысел, и что враг должен быть совершенно другим. Но чтобы отнять у ребёнка отца, нужно знать наверняка – сомнения здесь не подходят.

Да и потом: убийство в подъезде или взрыв «Мерседеса» вряд ли похожи на то, что бывает на фронте, когда вокруг сыплются мины, и ты хаотично жмёшь на курок. И хотя от большинства требовалась лишь информация, – но стоит примерить узкую камеру или расстрельную стенку на себя самого, как реальность войны отрезвляла людей, словно котят, которых только что сунули в лужу. И тут авансцену занимал голый страх. Как однажды сказал мне мой шеф: «Да у меня уже целая коллекция такого – «не могу», «заболел», «умер брат», «идёт дождь». По разным причинам, но люди отпадали, словно листки, и осени становилось всё больше, – всё больше шансов на то, что мы уже ничего не вернём”.

Шпион также рассказывает о встрече с другом детства:

“Я помнил всё это, а он, казалось, забыл. Мне бы хотелось, чтобы он подошёл ко мне перед самым отъездом – перед тем, как натянет папаху и станет вертеть длинный нож. Но этого не случилось. Он не спросил меня, когда ехал на фронт. Не подошёл и не сказал: «Стас, возможно, я ошибаюсь»? Тот серебряный доллар так и остался в мечтах. И разве должен теперь его спрашивать я? Да и что он сможет ответить – теперь, когда вертит широкий тесак между пальцами с нашивками моих врагов на плече? Помню, как смотрел на его рассеянную и в то же время – полную счастья улыбку, словно ребёнку купили новенький мяч, – и думал, что этим поступком все тягости мира он возложил на меня. Сможет ли прошлое остановить мою руку, когда я встречу его и должен буду нажать на курок?”.

Напомним, украинский блогер и журналист Станислав Асеев год назад был задержан на территории ДНР и взят под стражу за шпионаж в пользу Украины. Сразу после этого бывший народный депутат Украины Егор Фирсов у себя в Facebook сообщил некоторые детали задержания журналиста.

«Удалось узнать новости о Станиславе Асееве, (пропавшем журналисте Станиславе Васине). МГБ официально подтвердили, что он задержан, маме Стаса дали письменное подтверждение. Его обвиняют в шпионаже, как и всех ранее задержанных журналистов. По этому обвинению его могут «осудить» на 12-14 лет.

Маме дали возможность с ним увидеться. Стас держится хорошо, понимает, что на справедливый суд надеяться не стоит. Его единственная надежда – это обмен пленных», – написал Фирсов. Источник

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Для того чтобы оставлять комментарии на сайте вам необходимо зарегистрироваться на сайте или войти через социальные сети
Прокомментировать
Отправить (необходима регистрация)