Восхождение » E-news.su
ЧАТ

Восхождение

10:47 / 08.07.2018
707
1

Героям моей читательской юности посвящается!!!
(На основе литературной вселенной «Полдень ХХ I век» братьев А. и Б. Стругацких. Использованы герои и образы из романов: «Жук в муравейнике», «Ветер гасит волны»)


Тойво Глумов, метагом

Где-то за орбитой Плутона

«Метагом! Metahomo, - как много в этом слове. - Люден, сверх –над – человек. Тьфу! Какая гадость. Само это слово, не человек мол». – Тойво размышлял. То, что он в данный момент представляет собой некое магнитно-электро-гравитационное поле нимало его не смущало. Главное, что «Оно», это поле было живым и мыслящим существом по имени Тойво.

«Я мыслю, а значит, я существую»,- подобная сентенция не раз приходила в голову бывшему комконовцу и отставному прогрессору. – «А все-таки гады, эти из института Чудаков. И самый главный из них Логовенко. Знал бы, чем это обернется, еще бы сто-двести раз бы подумал, а стоит ли? Вся эта чёртова инициация и активация. Хотя, чего уже жалеть. Что есть, то есть. Весь мир, как говорится на ладони. Вся вселенная. Ноосфера, знание, звезды. Шаг туда, и ты уже на Плутоне, еще парочка шагов и ты стрелой мчишься к черной дыре и опасно маневрируя, заглядываешь внутрь ее. И с диким восторгом ощущая, как тебя затягивает в бездну, напрягаешься и вырываешься из ее смертоносных объятий. А после, медленно и лениво перемещаться в поле астероидов, среди останков погибшей планеты. И искать на них следы былой цивилизации, ее последние записи и артефакты…

Почему-то, в последнее время вспомнил маму. Все-таки сволочи мы все. Людены и метагомы. Бросать своих любимых и близких ради чего? Ради вселенной? А стоит ли оно того? Вот я здесь летаю и развлекаюсь, а они там: мама и Ася. Асенька!!! Как последний подлец, ведь даже не сказал ничего. Просто ушел. Больно то как. Интересно, а где у меня сейчас сердце? Знал бы где, вырвал бы ко всем чертям. Чтобы не так болело…»

Максим Камерер

Луна, база «Орхидея»
(по слухам любимый курорт для отставных прогрессоров)

Не успел я принять душ и позавтракать, как тоненько затренькал сигнал виома. Накинул пижаму и нажал клавишу приема.
В небольшом голографическом окне я увидел знакомое лицо,
- Майя Тойвовна, какими судьбами? Столько времени не виделись?

Женщина в пространстве экрана улыбнулась и помахала рукой,
- Здравствуйте Макс. Еще бы столько лет вас не видеть. Вас и вашу контору. Да и вы сами запрятались так, еле вас смогла найти.
- А вот это уже интересно Майя Тойвовна. К нашему пансионату,- тут Максим повел рукой вокруг себя,- доступ вообще-то ограничен. Просто в силу особенностей характеров его обитателей. И ваш звонок меня несколько даже удивил.
- Ах, Максим, Максим. С кем поведёшься от того и наберёшься. Я бывшая подруга одного и мать другого прогрессора и не смогу найти какого-то отставника?

- Что-то случилось Майя? Ведь вы не просто так искали меня. Зная вашу нелюбовь ко всему этому.
- Даже не знаю, как это вам сказать Максим. Да вроде и ничего не случилось. Сны какие-то странные стали сниться. Да и сердце закололо что-то,- и, видя, как встрепенулся Максим, женщина успокаивающе взмахнула руками, - да проверялась я уже. Все нормально,- врачи говорят, не в этом суть. Я сны свои ведь почти не помню. Но этот запомнила. Вчера ко мне, во сне, приходил Тойво. Грустный такой. Говорит мне о чем-то, а что не понять. Улыбается, как всегда. А глаза как у побитого спаниеля.

- Даже не знаю, что и подумать. Может передать, что хотел таким способом? Хотя и это довольно странно. Метагомы, они ведь от Земли и от нас очень сильно отрываются.
- Сердце матери не обманешь. Я думаю, он попрощаться приходил. Первый раз за столько –то лет весточку мне подал. Что-то должно случиться. Как мне с ними связаться, с этими как их, Люденами-метахомо. С этим Логовенко. Я ездила в их институт Чудаков и никого там не нашла. Говорят, все людены покинули Землю.

- Знаете, что? Майя Тойвовна? Я попробую найти на них выход. Через Всемирный совет.
Постараюсь проверить по старой памяти КОМКОНа, что там творится в мире. Тряхну так сказать косточками. Что узнаю, сразу к вам позвоню…

Тойво Глумов, метагом

За пределами солнечной системы

… Черная комета, под очень высоким углом, войдет в плоскость солнечной системы. «Черная» - потому, что не будет видна ни для одного из известных на Земле устройств слежения. С огромной скоростью. И, что более всего важно, судя по траектории, пересечет земную орбиту. Человеческий мозг холодно просчитывал ситуацию. И хотя «человеческим» его можно было назвать с очень большой натяжкой, сути дела это не меняло…

Тойво усмехнулся полученной тавтологии. То состояние, в котором он находился нельзя было описать в понятиях обычного человеческого. Его мозг, на данный момент по сути огромный суперкомпьютер с безграничными мощностями, только что просчитал ситуацию с Черной кометой, из которой было ясно, что ни предупредить, ни позвать кого-либо на помощь Тойво просто физически не успевает. Счет шел на сотые доли секунды, а результат как ни крути был весьма и весьма плохим, как для людей, Земли, так и для всего человечества.

Бывший прогрессор привык действовать по наитию и сейчас, немедля, протянул силовые линии своей сущности Метахомо по направлению к солнечной системе. Невидимые и неосязаемые волновые структуры уплотнялись и распространялись веерообразно, создавая невидимый и прочнейший щит над плоскостью эклиптики. Беря материю и энергию из окружающего пространства, Тойво конструировал силовой щит, в тщетной попытке защитить родную планету. И прекрасно при этом понимая, что не успевает и, что просто может не хватить сил…

Но, как это ни странно, в какой-то момент Тойво вспомнил свою жену Асю, и отделив часть своей полевой структуры, отправил тоненький лучик своей сущности в сторону …

Ася Глумова

Пандора –Земля. Разговор по виому

- Здравствуйте Майя Тойвовна.
- Здравствуй моя девочка, Асенька. Какими судьбами? Что случилось, как ты там?
- Даже не знаю, как и сказать, Майя Тойвовна. Чертовщина какая-то. В смысле, сама не могу ничего понять.
- Да говори уже дочка, не томи, что-то с Тойво? Сердце матери ведь не обманешь,
- Так в том то и дело, что не пойму сама. То ли быль, то ли сон. Простите меня, я волнуюсь. В общем дело было так:
«Вчера вечером я пришла с заседания нашего Пищевого комитета, устала и, вроде как задремала. А тут слышу, кто-то меня зовет по имени: Асенька. Так меня только Тойво звал,- тут Ася не выдержала и заплакала, сидя в створе виома напротив Майи Тойвовны,

- Ну-ну девочка моя, не плачь, держись. Рассказывай.
- Да уж, рассказывай! – Ася не удержалась и утерев рукой слезы улыбнулась,- так ведь никто не поверит. Открываю глаза, а Тойво, мой любимый и таинственный, сидит рядышком подле меня на кровати и гладит меня по голове. Представляете? И это после всего что было, после всех этих ужастиков с метагомами и люденами?
- Тебе очень повезло Асенька, что Тойво вернулся,
- Да как сказать, он держал меня за руки и глядел мне в глаза. Правда, после сказал, что у него очень мало времени. А потом мы обнимались и любили друг друга… а когда я проснулась его рядом уже не было. И постель оказалась холодная…

- Я что-то подобное и представляла себе, ведь и ко мне сын во снах приходил…
- Ах, да и еще Майя Тойвовна, ваш сын сказал, что если у меня родятся мальчики, то назвать их: Левушка и Рудик.
- Как ты сказала, девочка моя?
- Да именно так и сказал Тойво, что, если у него родятся мальчики-близнецы, то надо будет дать им имена: Лев и Рудольф!
- Веточки корявые, мальчик мой! Святые угодники! Ася! – тут Майя Тойвовна не удержалась и расплакалась. Глядя на нее стала хлюпать носом и её собеседница.

… в пространстве мирового эфира, на канале устойчивой связи виома, летели фотоны и передавали изображения плачущих в унисон женщин.

Mетахомо

Где-то в окрестностях солнечной системы

… Волновая структура все разрасталась и становилась прочнее. Её уже можно было видеть в некоторых слоях спектра. Такая концентрация энергии была замечена следящими системами людей, но они даже и не подозревали о грозящей им опасности…
- Здравствуй младший наш брат! – Слова эхом отозвались в сознании Тойво,- мы знаем, и мы уже здесь…

Огромная кинетическая энергия Черной кометы, не могла быть поглощена тонких слоем силовых полей, несмотря на все старания Тойво, Черная гостья продолжала свое несокрушимое движение в сторону земной орбиты. Но в этот момент метагом почувствовал, что у него словно бы появились крепкие крылья, в него вливались потоки энергии, силовая паутина стала многократно усиливаться, усложняться и становиться мощнее. Его словно бы поддерживали многочисленные руки друзей, братьев по духу и по крови – люденов, вставшим одномоментно с ним на защиту родной вселенной…

- Мы сможем, мы вместе…

Мировой совет, экстренное заседание

(Post Scriptum)
Планета Земля, выступление М. Камерера

- Таким образом, мы имеем все необходимые доказательства проникновения некоторой массы космического вещества, впоследствии названной, как Черная комета. И её угрозы всему живому в обитаемой вселенной. Также доподлинно известно о роли во всем этом небезызвестных вам всем Люденов, или как еще они могут быть поименованы,- Метагомов. Именно они смогли раcпознать грядущую угрозу. И именно их совместными усилиями угроза была ликвидирована... К большому моему сожалению, равно как и всех нас, мы ничего не знаем о дальнейшей судьбе Метагомов. Их было всего, не более пятисот человек. Да именно так. Я по прежнему называю их людьми, лучшими людьми нашего мира, - тут Камерер закашлялся,- несмотря на все инсинуации в отношении люденов и метагомов. И мы, все человечество, в огромном долгу перед ними...

Земля, окрестности Малой Пеши. Россия

(Post Factum)
Прошло несколько лет

Молодая и красивая женщина стоит в легком платье по колено в густой траве. Рядом с нею в траве возятся мальчики-близнецы. Неподалеку от них скромный памятник- обелиск.
«Прямо из основания большого куска гранита торчат человеческие руки, широко распахнутыми ладонями они прикрывают маленький земной шарик, который лежит в уютной выемке».

- Мамочка, а правда, что наш папа герой? – один из близнецов с перемазанной физиономией пытается залезть на постамент.
- Да Лёвушка, он спас наш мир. Видишь руки этих людей в камне, - Ася Глумова, показала на постамент, - вот так наш папа и его браться спасли всех нас.
- Мама, а Лёвка говорит, что папа на нас смотрит. Скажи ему, что это все враки,- второй близнец с ободранной коленкой скорчил ехидную рожицу и показал брату язык.
- Ну, Рудик, может он в чем то и прав. И наш папа сейчас смотрит на нас с небес и радуется какие у него замечательные растут сыновья.
- Мама, ты говоришь ненаучно. Папа не может смотреть на нас с небес. Ты же сама говорила, что папа у нас вот здесь,- и мальчик приложил правую руку к своему сердцу...

Кузнецов Николай aka kraft-cola 07.06.15

Примечание автора: Лев Абалкин, Рудольф Сикорски, Максим Камерер, Майя Тойвовна Глумова, - герои трагической истории, описанной в романе А. и Б. Стругацких «Жук в Муравейнике».

Частично те же герои, плюс сын Майи Тойво и его жена Ася, в следующей истории из романа о вертикальном прогрессе человечества: «Ветер гасит волны».

«Люден», «метахомо»,- термины описывающие группу людей, которые ушли очень далеко в своем развитии от обычных людей. Есть версия происхождения термина по имени первого людена Павла Люденова. Так-же есть вариант , что это с латыни от «Homo ludens»- «Человек играющий».

«Metahomo»,- в переводе с латыни «Над человек» …

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  1. +1
    NGig
    Читатель | 60 коммент | 0 публикаций | 8 июля 2018 18:07
    Спасибо автору! Очень сердечно написано. Хорошо читается как продолжение АБС
    Показать
Для того чтобы оставлять комментарии на сайте вам необходимо зарегистрироваться на сайте или войти через социальные сети
Прокомментировать
Отправить (необходима регистрация)